Кредитные организации с госучастием решили, что для их сферы деятельности обязанность раскрытия информации о бенефициарах контрагентов не подходит, пишет во вторник газета «Известия». Такая обязанность госкорпораций, напоминает издание, предусмотрена в поручении премьера Владимира Путина от 28 декабря прошлого года. Что касается госбанков, то критерии сделок, по которым нужно предоставлять сведения о конечных собственниках, поручено определить Минфину совместно с Росфинмониторингом.

Зампред правления Сбербанка Белла Златкис, главы ВТБ Андрей Костин и РСХБ Дмитрий Патрушев направили письма, объясняющие их позицию, в Минфин. По данным газеты, госбанкам уже почти удалось отстоять свое право на сохранение банковской тайны. Минфин и Росфинмониторинг пришли к выводу, что к сделкам, по которым обязательно должна предоставляться информация о бенефициарах контрагента, следует отнести только те, которые проводятся лицами, признанными аффилированными по отношению к руководителям госбанка. Этот вопрос, как сообщили в пресс-службе Минфина, вынесен на рассмотрение правительства.

Такое решение — существенное послабление по сравнению с другими госкорпорациями, к примеру, «РусГидро», «Аэрофлот» и «Газпром», которым в безусловном порядке необходимо обеспечить раскрытие партнерами своих собственников как по действующим, так и по заключаемым договорам. Но банки привели неопровержимые аргументы в свою пользу.

Изначально, как сообщил изданию источник в одной из государственных кредитных организаций, ведомства предложили отнести к перечню «раскрываемых в рамках поручения» основные операции, совершаемые с активами, в том числе договоры кредитования, уступки прав требования, предоставления банковской гарантии, субсидирования, а также сделки с акциями, не обращающимися на рынке. Однако для выполнения поручения главы правительства пришлось бы существенно изменить законодательство, оберегающее банковскую информацию от посторонних глаз.

«Кредитная организация не имеет легитимных полномочий принуждать своих контрагентов раскрывать сведения о своих бенефициарах, а их передача кому бы то ни было является прямым нарушением банковской тайны, — пояснил собеседник газеты. — Данное требование потребует существенного увеличения документооборота и неминуемо приведет к ограничению конкурентоспособности госбанков. Не говоря уж о том, что в действующих нормативных актах до сих пор не закреплены понятия «бенефициар» и «конечный бенефициар».

По мнению источника, при предоставлении данных о цепочках собственников всех партнеров клиенты станут предъявлять обоснованные претензии и массово побегут из банков. Тем не менее, продолжает он, Сбербанк, ВТБ и РСХБ не стали возражать против предоставления соответствующих данных по сделкам с признаками сомнительности, а также проводимым с юридическими и физическими лицами, которые признаны аффилированными по отношению к кому бы то ни было из руководства госбанков. В результате жарких дискуссий Минфин и Росфинмониторинг согласились с такой позицией. Так что предполагается, что в Федеральную налоговую службу (ей поручено контролировать раскрытие госкорпорациями бенефициаров контрагентов), если не последует возражений со стороны правительства, будут поступать сведения только об участниках сделок со связанными сторонами.

Предполагается, что Внешэкономбанк в рамках указанного поручения Путина тоже будет работать по правилам, установленным для госбанков. Это изданию подтвердили пресс-служба Минфина и источник, близкий к ВЭБу (официально в госкорпорации отказались раскрыть подробности).

«Требование расторгнуть контракты с ослушавшимися контрагентами может привести к серьезным имиджевым и финансовым потерям ВЭБа. А объем требований и обязательств с контрагентами Внешэкономбанка составляет в настоящее время более 4,5 трлн рублей», — сообщил газете источник, близкий к ВЭБу. Он отметил, что «дочки» госкорпорации, скажем, Связь-Банк и «Глобэкс» самостоятельно выступают в гражданском обороте и несут имущественную ответственность.