Предправления банка «Санкт-Петербург» Александр Савельев был два месяца ограничен в расходах судом Британских Виргинских островов, пишет во вторник газета «Ведомости».

Структуры Виталия Архангельского подали иск против одного из своих кредиторов — банка «Санкт-Петербург» и его совладельца и предправления Савельева летом 2011 года, помимо них соответчиками выступали более десятка компаний, ставших покупателями активов Архангельского. Архангельский обвинил их в том, что лишился имущества из-за действий Савельева и банка «Санкт-Петербург». Ущерб он оценил в диапазоне от 500 млн долларов до 1 млрд, «исходя из суммы похищенных банком» активов подконтрольной Архангельскому Oslo Marin Group.

Сумма задолженности компаний группы перед банком на июнь 2009 года составляла 4 млрд рублей. Сейчас — с учетом реализации части имущества заемщика — 2,5 млрд, уточнила представитель кредитной организации Анна Бархатова.

Архангельский обратился с ходатайством в суд Британских Виргинских островов (BVI) о том, чтобы запретить Савельеву распоряжаться зарубежным имуществом в объеме 4 млрд рублей, а также тратить больше 7 тыс. долларов в неделю (как за рубежом, так и в России) без ведома Архангельского. Ордер о временном запрете на распоряжение активами действовал с ноября прошлого года, он распространялся на зарубежные активы Савельева, подтвердила Бархатова, но заверила, что банк оспорил эту меру и ордер был отменен по итогам слушаний 11 января. Комментировать персональные ограничения в отношении Савельева она не стала.

«Запрет отменен по моему ходатайству в связи с предложением ответчика о переносе слушаний с BVI и Кипра в Лондон, — возражает Архангельский. — Мои претензии к Савельеву и банку в рамках уголовного процесса по моему заявлению во Франции также продолжаются, происходит допрос свидетелей». Он не исключил, что вновь сможет ходатайствовать перед Лондонским судом о введении аналогичных обеспечительных мер — запрета на распоряжение имуществом для Савельева и контроля над его расходами, а также декларирования имущества.

«Инициатива» Архангельского, о которой он говорит, была связана с тем, что он не смог выполнить условия суда, касающиеся вынесения ордера, в частности предоставить гарантии, парирует Бархатова. Архангельский заявил, что «продолжать юридическую дискуссию не хочет», — у каждого своя позиция.