Депутат Госдумы Анатолий Аксаков обратился в Центральный банк с инициативой законодательно распределить ответственность между кредитными организациями и владельцами пластиковых карт, ставшими жертвами мошеннических операций. Об этом сообщает «Маркер». По словам Аксакова, представители регулятора обещали в скором времени рассмотреть эту инициативу. Пока же 99% исков граждан к банкам, связанных с несанкционированным списанием денежных средств с карты, судами оставляются без удовлетворения — из-за недостатков доказательной базы и отсутствия внятной аргументации.

Попытка прописать правила игры для банков и держателей карт, пострадавших от мошенничества, была предпринята еще в 2011 году. Тогда Ассоциация российских банков (АРБ) направляла депутату Госдумы Владиславу Резнику предложение внести в проект ФЗ «О национальной платежной системе» ряд положений. В них говорилось, в частности, о том, что ответственность за несанкционированное использование карты должны нести как кредитная организация, так и держатель «пластика».

Согласно поправкам, предлагаемым АРБ, в случае кражи средств с карточного счета банки должны возмещать всю сумму, потерянную в результате действий мошенников, только тем клиентам, карты которых имеют ограничения по сумме или размеру платежа. «Речь идет об установлении либо максимальной суммы остатка по счету, либо максимальной суммы операции. Если использование карты не имеет ограничений, то с банка снимается ответственность за мошеннические действия с картой клиента. В таком случае за пользование «пластиком» не уполномоченными лицами ее владелец не получит компенсацию», — объяснял президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. Эта инициатива развития не получила: закон был принят также в прошлом году, но без оговорок, касающихся взаимоотношений «банк — клиент» и их ответственности за несанкционированное списание средств с карточных счетов.

Теперь вернуть внимание к проблеме решил депутат Госдумы Анатолий Аксаков, который обратился с предложением к регулятору возобновить работу в этом направлении.

В 2010 году с карт российских эмитентов и с помощью российских банкоматов-терминалов, по официальным данным, было уведено порядка 1,4 млрд рублей. Определить правила игры для банкиров и держателей карт — вопрос очень профессиональный, и им должен заняться ЦБ, соглашается финансовый омбудсмен Павел Медведев. В разговоре с «Маркером» он отметил, что, еще будучи депутатом, указал на эту проблему Геннадию Меликьяну, в то время первому зампреду ЦБ. «Я написал ему письмо. Меликьян ответил, что это действительно так и сейчас банки сами решают, как поступать в той или иной ситуации», — рассказал Медведев.

Сегодня суды практически всегда в случае кражи средств с «пластика» встают на сторону банка. «В настоящее время суды оставляют без удовлетворения 99% исков граждан к банкам, связанных с несанкционированным списанием денежных средств с карты», — сообщил «Маркеру» юрист Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) Олег Фролов.

Главная проблема, которая встает перед потерпевшим владельцем «пластика», с которого незаконно сняли деньги, — собрать доказательную базу. Мошенники весьма изобретательны, и способов завладеть средствами незадачливых банковских клиентов у них множество. В список, в частности, входят копирование информации с магнитной полосы карты, кража PIN-кода путем накладки фальшивых клавиатур на банкоматы, фишинг. «Доказать незаконное списание средств с карты крайне сложно, — отмечает Фролов. — По сути, клиент без обращения в правоохранительные органы не сможет представить суду достойную аргументацию». «Нужны более чем серьезные доказательства того, что в несанкционированном списании вины владельца карты нет. Однако зачастую это недоказуемо», — соглашается партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Сергей Савельев.

Но возникает и другая проблема: как противостоять в суде банку, требуя возмещения ущерба. «Все факты на стороне банка, — говорит Фролов. — Доказательством отсутствия вины владельца карты в пропаже средств с нее зачастую является честное слово клиента, который утверждает, что деньги с карты не снимал, никому подобных поручений не давал». Суды чаще всего такую позицию отвергают.

Есть еще один аспект, на который обращает внимание юрист ОЗПП: «Вся документация, касающаяся «карточных» клиентов, плюс информация по операциям с «пластиком» хранятся у банка. И он вправе предоставлять в суд те доказательства, которые считает нужными, — это закону не противоречит. Читая между строк: только те документы, которые ему выгодны». В практике Общества защиты прав потребителей был только один случай, когда удалось взыскать с банка в пользу клиента сумму ущерба. «Да и то пришлось использовать «особые» основания. Наша аргументация строилась на том, что банк не предоставил клиенту информации о том, что его «пластиком» могут незаконно завладеть хакеры и иные третьи лица. То есть не предупредил — таких данных в договоре прописано не было», — пояснили в ОЗПП.

Савельев обращает внимание на другую ситуацию, в которой требования потерпевшего владельца «пластика» могут быть удовлетворены, — в случае доказательства клиентом «алиби». «Допустим, деньги с моей карты были списаны в Италии, а я в тот момент находился в Швейцарии. При свидетельских показаниях и предоставлении доказательств того, что карта все время, в том числе и в момент списания, была со мной, банк даже до судебного разбирательства вернет деньги», — отметил он. С другой стороны, отмечает Савельев, пробанковская ориентация при вынесении решений по «карточным» искам позволяет не стимулировать мошенников. «Огульно взыскивать средства по «карточным» искам нельзя. Если суды начнут массово вставать на сторону банковских клиентов, может вспыхнуть волна мошенничества со стороны самих владельцев «пластика». Тем не менее, и банкам следует задуматься о повышении степени защиты своих сервисов от мошеннических атак», — считает он.