Заместитель председателя правления Евразийского Банка Развития, управляющий директор по обеспечению деятельности Антикризисного фонда (АКФ) ЕврАзЭС Сергей Шаталов рассказал в интервью «Коммерсанту» о том, что удалось и не получилось сделать за прошедшие два года с момента создания организации.

«Прежде всего, создана нормативная база — пакет политик, положений, процедур работы АКФ. Фонд создан коллективно в интересах антикризисного регулирования экономик наших стран как путем предоставления кредитов бюджетной поддержки, так и через инвестиционное сотрудничество. В настоящее время фондом выданы кредиты на сумму 3,07 млрд долларов. Пока заработали инструменты бюджетной поддержки. Это две операции — кредит Таджикистану в размере 70 млн долларов и большой кредит Белоруссии из шести траншей объемом 3 млрд долларов. В работе еще 12 проектных предложений на общую сумму около 2 миллиардов долларов», — сказал он.

По его словам, в настоящее время роль ЕАБР состоит в управлении средствами фонда, проработке детальной проектной документации, финансовых моделей, рекомендаций в области экономической политики. «Решение доверить эти задачи банку не было случайным. Уже на момент создания фонда у ЕАБР была команда профессионалов с изрядным опытом работы в коммерческих банках или в международных организациях типа ЕБРР и МВФ. То есть АКФ создавался не на пустом месте. Путем создания в ЕАБР управления по обеспечению деятельности АКФ мы дополнительно усилили эту экспертизу. Налажены отношения практически со всеми международными финансовыми организациями, что повышает эффективность использования средств АКФ и действенность наших программ. С некоторыми у нас есть протоколы о сотрудничестве, как, например, с Всемирным банком, с некоторыми другими мы обсуждаем такого рода формат. Мы ведем диалог как с МВФ, так и со всеми банками развития, которые представлены в регионе, причем даже с теми из них, в которых присутствуют не все наши страны-участницы. Мы, например, взаимодействуем с Азиатским банком развития, членом которого Россия не является», — отметил Сергей Шаталов.

Говоря о том, что не получилось за прошедшее время, управляющий директор по обеспечению деятельности АКФ ЕврАзЭС заявил: «Отчасти, наверное, в связи с мировой конъюнктурой АКФ пока еще не выдал ни одного инвестиционного кредита. Фонд все-таки антикризисный, и у наших акционеров есть ощущение, что до стабилизации и возврата периода сильного роста мировой экономики еще пройдет какое-то время. Перед нами еще лежит полоса волатильности. В связи с этим совершенно очевидно, что такой стабилизационный инструмент, как кредит бюджетной поддержки, можно вывести на боевые позиции гораздо быстрее, чем инвестиционный кредит, который может готовиться год, а порой и больше. Если, скажем, возникает острый кризис платежного баланса, мы можем оперативно среагировать и помочь стране справиться с ним через инструменты бюджетной поддержки».

«Фонд сейчас изучает три официальные заявки и семь предварительных предложений по инвестиционному сотрудничеству. Две заявки от Белоруссии, из них одна крупная — на строительство дорог. Это сегменты дороги, которая соединит Минск, Гомель и через украинскую границу пойдет на Киев. Один отрезок дороги делает Всемирный банк, еще один отрезок — Китайский банк развития. Это интересный дорожный проект со значительным антикризисным потенциалом, но до прояснения ситуации в мировой экономике совет фонда принял решение вернуться к рассмотрению этого вопроса весной. Еще одна заявка — от Армении на 400 млн долларов по проекту «Наирит» — по восстановлению ведущего газохимического предприятия страны. Однако правительство озабочено уровнем своей долговой нагрузки, поэтому оно сейчас изучает альтернативы займу, в частности привлечение в данный проект стратегического инвестора», — сообщил Сергей Шаталов.

«В настоящее время мы работаем над рядом политик, в частности по закупкам для инвестиционных проектов АКФ, по соблюдению экологических стандартов, по раскрытию информации. АКФ должен быть столь же прозрачным, как и другие международные институты развития. Сам ЕАБР сейчас развивает свою продуктовую линейку — в частности, предлагает такие специализированные финансовые продукты, как кредитные линии для поддержки малого и среднего бизнеса, микрокредитования, торгового финансирования, сейчас запускается программа кредитования проектов по повышению энергоэффективности. В фонде мы также думаем над новыми продуктами — например, кредитами на цели поддержки институционального развития и развития человеческого потенциала, потому что они тоже имеют значительный антикризисный эффект. Наш фонд — это региональная организация, которая создана странами ЕврАзЭС как инструмент взаимопомощи. И у нас есть ряд преимуществ в своей зоне ответственности по сравнению даже с уважаемыми международными структурами. Представляется, что мы лучше понимаем взаимосвязь между экономическими, социальными и политическими аспектами развития постсоветских стран. Мы сравнительно маленькая структура, потому процессы принятия решений менее забюрократизированы. В этом наши плюсы. Поэтому странам ЕврАзЭС в каких-то моментах может быть удобнее работать с нами, чем с кем-то другим. Но это не отменяет нашей убежденности в том, что фундаментальные законы экономики одинаково работают как в Дании, так и в Белоруссии», — резюмировал он.