Петербургские банки не рассчитывают на серьезный рост кредитования в этом году, задача наращивания портфелей отходит на второй план, а важнейшим вопросом становится повышение эффективности. Сокращение издержек как за счет использования современных технологий, так и за счет стандартизации продуктового ряда, предоставление расширенных пакетов услуг, в частности гарантий, — такие тренды, скорее всего, будут преобладать на рынке банковского обслуживания в 2012 году, пишет «РБК daily».

Профессиональное банковское сообщество признает, что обострение долговой проблемы еврозоны не может не отразиться на российском бизнесе, поэтому не обращать внимания на происходящие в мировой экономике явления нельзя. «Влиять на то, что творится в Европе, мы, к сожалению, не можем, а вот учитывать в своей повседневной деятельности должны», — сказал заместитель руководителя Северо-Западного регионального центра, старший вице-президент банка ВТБ Владислав Трофимов, открывая заседание организованного медиахолдингом РБК круглого стола, посвященного тенденциям банковского рынка 2012 года.

По его мнению, банки сейчас вынуждены придерживаться более консервативной стратегии. «Наша толерантность по отношению к рискам заемщиков начинает понижаться. До нуля она еще не дошла, но аппетиты к рискам заметно упали», — констатирует Трофимов. «Исходя из сложившейся ситуации мы не видим существенных предпосылок для роста банковской системы в 2012 году. По нашему мнению, он если и будет, то в пределах фоновых значений инфляции», — заключает старший вице-президент банка ВТБ. Банкиры признают, что сейчас они больше ориентируются на рентабельность бизнеса, чем на рост портфеля как такового, и в этом видят потенциал для роста.

Есть, правда, и более оптимистические оценки. «Мы не разделяем пессимизма, мы довольны тем, как прошел 2011 год, и в 2012-м рассчитываем примерно на такие же темпы роста, — говорит заместитель председателя правления банка «Санкт-Петербург» Константин Баландин. — В 2011 году портфель банка вырос на 13%, в этом году мы ожидаем роста в 10—15%». Подход банка строится на том, что ВВП России растет на 4%, инфляция — 6%, таким образом, рост номинального ВВП составляет около 12%. При росте на 15% в системе не появляется нового левереджа. «Это нормальный темп роста, он не создает пузырей», — заключает Баландин.

Рынок вырастет, но не более чем на 15%, размышляет Виталий Демидов, начальник управления сетью и продажами Северо-Западного региона Абсолют Банка. В сегменте краткосрочного кредитования серьезных изменений не произойдет, отмечает он. А что касается долгосрочного кредитования, то в связи с закрытием рынков Европы здесь будут оперировать в основном государственные банки или банки, имеющие значительное количество клиентов, говорит он.

Многие банкиры говорят, что никогда не привлекали иностранные ресурсы, поэтому проблема еврозоны для них не особенно актуальна. Но это не совсем верное утверждение. Очевидно, что даже если полностью отказаться от привлечения иностранных денег, которые сейчас в основном недоступны для российских банков, уйти от влияния кризиса в Европе все равно не получится. Сжатие ликвидности приводит к тому, что и российские деньги становятся дороже. Банкиры признают, что сокращение ликвидности из-за закрытия европейских рынков привело к удорожанию ресурсов и, как следствие, к росту процентных ставок. В сентябре средняя ставка привлечения средств населения по десяти крупнейшим банкам была 8,4%, сейчас 9,5%. Однако взгляды на то, достигли ли ставки потолка или возможен дальнейший рост, расходятся. «Рост процентных ставок по корпоративной клиентуре неизбежен», — полагает директор управления кредитования Северо-Западного банка Сбербанка России Игорь Гаврилюк.

А Владислав Трофимов в свою очередь считает, что ставки вышли на новый уровень, но предпосылок для их дальнейшего роста не существует. «В Европе мы видим, что ставки достигли минимального значения, падать им дальше некуда, и наверное, правомерно говорить о том, что ставки российского рынка коррелируют со ставками западного рынка», — резюмирует он. Кроме того, Россия сейчас находится в политическом процессе, а тенденция повышения ставок означает раскручивание инфляционной спирали, и понятно, что инфляция для политического фона — нехорошее явление. Поэтому все действия и правительства, и ЦБ направлены на то, чтобы удержать диапазон ставок на приемлемом уровне.

Некоторые участники рынка признают, что в конце прошлого года, дабы не рисковать, серьезно подняли ставки, по сути, доведя их до запретительного уровня. «В 2008 году все банки сильно потеряли в момент кризиса ликвидности, занимая друг у друга под высокий процент. Но сегодня все отчасти дуют на воду», — объясняет логику коллег Валерий Абрамов, директор по работе с корпоративными клиентами санкт-петербургского филиала Промсвязьбанка. «Сейчас наша стратегия — не удешевлять ставку сильно, ориентируясь на среднерыночную, и при этом стараться больше зарабатывать на документарных операциях — аккредитивах, гарантиях», — говорит он. «Маржа падает, но чем больше возможностей банк дает клиенту, тем чаще к нему будут обращаться. Время узкоспециализированных банков уходит, и мы видим, что банки, на примере Сбербанка, стали не только предлагать всю линейку финансовых продуктов, но также активно занялись своими технологиями», — отмечает Абрамов.

Выход из очередной волны кризиса будет небыстрым, уверены банкиры. Поэтому просто переждать «непогоду» не получится. Потребуются изменения в сформировавшийся уклад работы бизнеса. И они уже начались.