Предвыборные обещания премьер-министра РФ Владимира Путина компенсировать убытки «народным» миноритариям ВТБ от неудачного IPO вновь напомнили портфельным инвесторам о «ручном управлении» экономикой, что может подорвать и без того хрупкое доверие вкладчиков к российскому фондовому рынку.

Как напоминает Reuters, кандидат в президенты поразил инвестсообщество в начале февраля, поручив госбанку провести беспрецедентную акцию: выкупить бумаги у мелких акционеров, участвовавших в IPO в 2007 году, по цене размещения в 13,6 копейки, что почти в два раза выше текущих рыночных уровней. Объем выкупа будет ограничен суммой в 500 тыс. рублей на акционера.

В день объявления о возможном buy-back котировки ВТБ подскочили на ММВБ, однако в последующие дни рыночная стоимость банка стремительно падала. За неделю акции банка подешевели на 7%. По словам сотрудника отдела продаж акций Альфа-Банка Дмитрия Рыжкова, большое число фондов снизили долю ВТБ в своих портфелях до underweight.

«Я могу понять, зачем Владимир Путин это делает с политической точки зрения, но это против рыночных правил. Нельзя допускать ущемления прав одних акционеров перед другими», — подчеркивает стратег Verno Capital Роланд Нэш.

По данным ВТБ, в IPO банка приняли участие около 130 тыс. физических лиц, и более 90% из них до сих пор держат акции.

«Это популистская мера — ВТБ избавится от инвесторов, которые щекотали ему нервы, но… инвесторам вообще не нравится, когда меняются правила игры», — говорит один из западных инвестбанкиров.

«Регулирование отношений вручную — это как раз то, чего иностранные инвесторы хотят избежать», — отмечает партнер East Capital Group Айварас Абромавичус.

Иностранный спрос жизненно необходим российскому рынку с учетом того, что почти 70% его free-float концентрируется в портфелях зарубежных инвесторов.

«Тройка Диалог» оценивает объем вложений в акции ВТБ зарубежных фондов, которые ориентируются на индекс MSCI, примерно в 2,0—2,5 млрд долларов.

Решение премьера убедило некоторых инвесторов в том, что акции ВТБ — слишком непредсказуемое и поэтому рискованное вложение денег.

«У нас уже около трех лет нет акций ВТБ в портфеле. Мы негативно смотрим на компанию ввиду корпоративных решений. Действия менеджмента зачастую сложно объяснить с точки зрения получения прибыли», — поясняет портфельный управляющий «Allianz РОСНО» Олег Попов.

Приобретение Банка Москвы оставило отпечаток на инвестиционной привлекательности ВТБ.

За 2011 год акции ВТБ подешевели вдвое, тогда как стоимость бумаг его конкурента — Сбербанка — снизилась на 24%. В начале этого года котировки Сбербанка вновь опережают ВТБ. После первичного размещения бумаги ВТБ поднимались в цене до 14 копеек, но этот уровень так и остался историческим максимумом: все последующее время акции котировались ниже.

Одной из причин дешевизны акций банка Нэш считает преобладание политических мотивов в действиях руководства над экономическими.

Некоторые управляющие не избавляются от акций ВТБ, но и не рассматривают их как надежную долгосрочную инвестицию.

«ВТБ для нас не является инвестиционной акцией, которую можно купить на средне- или долгосрочную перспективу. Это хороший спекулятивный инструмент, который используется для управления портфелем», — указывает Владимир Цупров, управляющий директор по инвестициям «ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнерс».

Большинство профессиональных участников рынка считают, что попытки власти угодить «народным» миноритариям в преддверии президентских выборов дорого обойдутся банку с точки зрения имиджа с учетом планируемого SPO. В 2012—2013 годах РФ собирается приватизировать 25,5% акций ВТБ.

Многие предвкушают волну коллективных исков от обиженных акционеров. Однако юристы убеждены, что все усилия «моськи» в борьбе со «слоном» будут тщетными, поскольку госбанк будет соблюдать букву закона.

Глава ВТБ Андрей Костин считает, что оснований для судебных исков нет и юридические риски госбанка малы.

По закону эмитент не имеет права выставлять избирательную оферту миноритариям, но это неудобство можно обойти, если выкупать акции у держателей бумаг будет дочерняя структура.

«Косвенно эта история с ВТБ отразится на оценке других российских компаний, — предполагает Попов. — Вдруг премьер попросит что-нибудь от «Роснефти» или «ЛУКОЙЛа»?»

«В целом это минус… для всех госкомпаний. Вместо того чтобы устранять причины плохого performance для ВТБ, устраняются какие-то локальные последствия», — согласен Цупров.