Обращение к услугам детективов становится обычной практикой для крупных фондов прямых инвестиций и хедж-фондов, инвестирующих в Китай, — слишком много случаев мошенничества, пишут «Ведомости».

Отзывая предложение о покупке CNinsure в 2011 году, фонд прямых инвестиций TPG объяснил свое решение расхождениями между отчетностью компании и реальными денежными поступлениями. Расхождения выявили сыщики, работавшие под видом страховых агентов, рассказали FT три человека, знакомых с этой историей. TPG потратил на due diligence сделки 10 млн долларов.

«Обычно дело в том, что у основателя компании, которая выступает объектом поглощения, есть другой бизнес и он выкачивает из компании деньги на другие операции», — объясняет Вайлет Хо из фирмы Kroll, занимающейся оценкой риска и расследованиями.

Kroll по просьбе инвесторов оценивала риски обанкротившейся компании по металлообработке. Сотрудники Kroll занялись родственными связями основателя компании — схема семейного дерева получилась размером с обеденный стол, рассказывает Хо. Выяснилось, что у основателя был бизнес в секторе недвижимости, требующий больших инвестиций, куда и шли деньги металлообрабатывающей компании.

Один хедж-фонд купил долю в компании под личные гарантии ее председателя совета директоров. Когда компания допустила дефолт по долговым выплатам, хедж-фонд заявил претензии на активы семьи председателя совета директоров, которые сыщики обнаружили в другой части Китая. У всех предпринимателей здесь есть второй бизнес, отмечает начальник подразделения расследований консалтинговой фирмы FTI Дэвид Холлоуэй.

Американских инвесторов также беспокоят возможные выплаты компаний, к которым они прицениваются, правительственным чиновникам. Законодательство США это запрещает. Обычно такие платежи совершаются через родственников. Kroll занималась китайской компанией, у которой было консалтинговое соглашение с гонконгской фирмой. Во время проверок выяснилось, что сотрудник гонконгской фирмы был отцом правительственного чиновника, а еще один — племянником другого чиновника.

Работа сыщиков — не пропустить признаки возможного мошенничества, которые не всегда замечают аудиторы. Например, сильное отличие маржи от показателей конкурентов, говорит Стив Викерс, 20 лет проработавший в гонконгской полиции, а теперь руководящий собственной консалтинговой фирмой. Проверяющие внимательно смотрят на методику учета доходов: изменения в ней могут указывать на проблемы с cash flow, а также на сделки с заинтересованными сторонами, которые нередко используются для искусственного завышения продаж.