Генеральная прокуратура Литвы начала досудебное расследование в связи с неправомерным раскрытием информации о планируемых действиях должностных лиц в рамках расследования деятельности банка Snoras, передает РИА Новости.

Правительство Литвы на внеочередном заседании 16 ноября 2011 года решило национализировать Snoras, чтобы спасти его от банкротства. Причиной национализации ЦБ Литвы назвал невыполнение банком предписаний регулятора, непредставление запрашиваемой информации и плохое состояние активов. Все операции Snoras были приостановлены. В ноябре 2011 года Банк Литвы признал, что Snoras даже при вливании государственного капитала не сможет стать устойчивым и принял решение ликвидировать коммерческий банк. Решение суда о банкротстве банка Snoras вступило в законную силу 20 декабря 2011 года.

Публикация о планах властей и прокуратуры «нападения на литовские банки» в газете Lietuvos rytas появилась 15 ноября прошлого года. В статье без указания имени автора утверждалось, что в домах руководителей неназванного банка планируются обыски, а за всем этим стоит президент. Также в статье было описано совещание в Генпрокуратуре, приводилась анонимная цитата из речи одного из сотрудников прокуратуры.

Досудебное расследование начато в связи с возможным злоупотреблением служебным положением. Как пояснил журналистам прокурор Генпрокуратуры Симонас Слапшинскас, расследование по поводу публикации в Lietuvos rytas, находившемся под управлением Snoras, начато лишь сейчас, поскольку прокуроры ожидали ответов из Департамента государственной безопасности.

«Семнадцатого ноября прошлого года генеральный прокурор обратился в ДГБ с тем, чтобы ДГБ собрал дополнительную информацию. Лишь получив эти данные стало возможным принять решение о начале досудебного расследования», — пояснил Слапшинскас.

Расследование поручено провести следственной группе, состоящей из должностных лиц службы спецрасследований и прокуроров департамента уголовных расследований Генпрокуратуры. По словам прокурора, «говорить о подозреваемых еще рано». «Мы планируем опросить всех лиц, которые знали о намеченных следственных действиях. Я бы не хотел выделять никого из них», — отметил он.