Концентрация владения Сбербанком и надзора за ним в руках Банка России вступает в прямое противоречие с международными стандартами, соблюдение же их чревато дестабилизацией ситуации на банковском рынке, указывают эксперты. Об этом пишет во вторник газета «Коммерсант».

На днях в «Вестнике Банка России» был опубликован перевод последней версии «Принципов совершенствования корпоративного управления» Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН). В сопровождающем этот документ письме за подписью первого зампреда ЦБ Алексея Симановского территориальным управлениям предписано довести принципы до сведения банков для добровольного выполнения. Между тем некоторые из них, например об избежании конфликта интересов, полностью не выполняет и сам ЦБ.

Так, конфликтной с точки зрения корпоративного управления БКБН считает ситуацию, когда банк одновременно находится в госсобственности и подпадает под надзор государства. Именно в такой ситуации находятся Сбербанк и Банк России (владеет контрольным пакетом акций и одновременно осуществляет надзор за крупнейшим банком страны). В таких случаях, цитирует ЦБ один из принципов БКБН, «необходимо полное административное разделение владения и надзора за кредитной организацией в целях минимизирования политического вмешательства в надзор за ней». Как раз этого и не происходит, причем на протяжении уже многих лет, констатирует издание.

Соответствующая рекомендация существовала и в предыдущей версии принципов корпоративного управления БКБН, датированной 2006 годом. Однако теперь, когда российским банкам уже официально рекомендовано руководствоваться принципами Базельского комитета, ситуация стала еще более неоднозначной, указывают эксперты. «По сути, ЦБ рекомендует банкам делать то, чего не делает сам, — говорит собеседник издания в одном из банков топ-30. — Готовящаяся приватизация части пакета ЦБ не в счет, контроль ЦБ сохранит за собой и после нее».

Получить официальные комментарии в Банке России относительно этой ситуации газете не удалось. Источник газеты, близкий к регулятору, признает, что «ситуация несколько неоднозначная», но указывает, что сейчас она все же существенно лучше, чем несколько лет назад. «В 2011 году в список кандидатов в наблюдательный совет Сбербанка от ЦБ не был выдвинут глава московского главного территориального управления (МГТУ) ЦБ Константин Шор, — отметил он. — Причиной этого как раз и было желание избежать конфликта интересов, ведь надзор за Сбербанком осуществляет именно МГТУ. Представителей надзорного блока центрального аппарата в наблюдательном совете Сбербанка нет».

«Определения полного административного разделения владения банком и надзора за ним в российском законодательстве нет, — рассуждает руководитель банковской практики «Пепеляев групп» Лидия Горшкова. — Исходя из общей логики, ЦБ было бы правильнее выйти из состава акционеров, а при желании сохранить крупнейший банк в госсобственности — передать его акции другим госструктурам».

Впрочем, как ни парадоксально, российские реалии таковы, что выполнять рекомендации может оказаться опаснее, отмечается в материале. «Передача контроля в системообразующем банке страны, пусть даже какой-то из правительственных структур, может оказать негативный эффект не только на вкладчиков (в Сбербанке хранится почти половина депозитов граждан), но и на кредиторов банка, что крайне нежелательно в условиях финансовой нестабильности, — рассуждает один из собеседников издания. — К тому же, чтобы там ни говорили, качество управления со стороны ЦБ достаточно высокое, и при смене контроля ему сложно будет что-то противопоставить».