Недавнее ухудшение ситуации с ликвидностью в российском банковском секторе связано с осложнениями в привлечении фондирования, носящими индивидуальный характер, в частности с наличием таких затруднений у Сбербанка. К такому выводу пришли аналитики Райффайзенбанка, проанализировав динамику спроса на денежном рынке.

В последнее время ситуация с ликвидностью значительно улучшилась, указывают аналитики. Активный приток средств (в большей степени госрасходов, в меньшей — от покупок валюты ЦБ) позволил сгладить последствия дефицита рублевой ликвидности после крупных погашений по депозитам перед Минфином в январе 2012 года. По мере интенсификации бюджетных поступлений остатки на корсчетах и депозитах в ЦБ заметно превысили 1 трлн рублей, задолженность банков перед ЦБ и Минфином сократилась с 1,5 трлн (на 10 января 2012 года) до 1 трлн, а ставки денежного рынка опустились до комфортного уровня в 4,5%.

В то же время в Райффайзенбанке отмечают, что сокращение задолженности перед Банком России происходило в основном за счет снижения спроса на короткие однодневные и недельные операции РЕПО, в то время как «более длинные трехмесячные сделки и кредиты под обеспечение нерыночными активами не просто пролонгировались, а росли». Не спадал спрос и на средства Минфина, хотя число участников этих аукционов зачастую ограничивалось несколькими, а порой даже одним банком. При этом стоимость средств ЦБ и Минфина оставалась высокой, а ставки денежного рынка падали, что позволило экспертам предположить, что к началу февраля проблемы с ликвидностью концентрировались лишь в нескольких крупных банках, в то время как основная масса участников рынка уже решила свои проблемы и больше не нуждалась в поддержке со стороны регуляторов.

«Начав анализировать отчетность крупнейших банков за январь, мы обнаружили, что Сбербанк является основным заемщиком средств через инструменты рефинансирования ЦБ, — делятся наблюдениями аналитики. — По состоянию на 1 февраля 2012 года на долю Сбербанка пришлось до 80% всей задолженности банковского сектора по РЕПО с ЦБ (251 млрд из 317 млрд рублей) и до 42% общего объема кредитов под залог нерыночных активов (236 млрд рублей из 558 млрд). Причем общий прирост такой задолженности в январе практически полностью (на 80—85%) обеспечен Сбербанком (плюс 231 млрд рублей). Это подтверждает нашу гипотезу о том, что недавнее ухудшение ситуации с ликвидностью связано не столько с проблемами нескольких крупных игроков, сколько с осложнениями в привлечении фондирования индивидуального характера».

«Наиболее реалистичной причиной возникновения проблем с финансированием у Сбербанка» аналитики Райффайзенбанка считают «ускорившийся в 2011 году рост кредитного портфеля при ограниченных возможностях расширения ресурсной базы». «Если сравнить данные по росту кредитов Сбербанка в годовом сопоставлении с динамикой кредитов прочих банков, очевидно, что кредитный портфель Сбербанка рос опережающими темпами (34% против 26%). Стимулом к такой активизации, на наш взгляд, стал не столько отложенный спрос, сколько заметное снижение Сбербанком ставок и применение других инструментов стимулирования кредитования в 2010—2011 годах», — пишут авторы доклада, указывая на снижение ставок по потребкредитам в 2010 году минимум на 1,6—4,5 процентного пункта, по ипотеке — в среднем на 2 п. п., уменьшение первоначального взноса для ипотеки, отмену комиссий и увеличение максимальной суммы кредита. «Ситуация осложнялась еще и тем, что депозиты банка росли существенно медленнее (18% год к году), чем в среднем по рынку (20,9% год к году)», — добавляют эксперты. Они считают, что замедление роста вкладов могло как последовать за снижением депозитных ставок в 2010 году (минимум на 1—2 п. п.), так и происходить ввиду растущих опасений относительно стабильности российской экономики.

При этом осенью 2011 темпы роста ресурсной базы пошли на снижение, что было связано с затруднением в привлечении депозитов физических лиц, которые формируют порядка 60% фондирования Сбербанка, напоминают аналитики «Райффайзена». Кроме того, по их мнению, ситуацию дефицита мог усугубить и декабрьский рост объема наличности в обращении (плюс 756 млрд рублей). «Скорее всего, львиная доля прироста наличности в последний месяц года «прошла» через Сбербанк, что привело к внушительному изъятию ликвидности. В январе 2012 года ее «возвращение» на рынок происходило уже через множество банков, в результате чего наличность распределилась по банковской системе и гораздо меньшая ее часть вернулась в Сбербанк», — заключают эксперты.

«Увеличивающийся дисбаланс между восходящей динамикой кредитов и нисходящей динамикой депозитов в ухудшающихся экономических условиях требовал дополнительного фондирования. Ситуация осложнялась еще и недостатком… длинного фондирования, что лишь увеличивало разрыв ликвидности. Не стоит забывать и про последние масштабные приобретения Сбербанка: «Тройку Диалог» и Volksbank. По нашим оценкам, на 1 февраля 2012 года около 70% кредитов под залог нерыночных активов на балансе Сбербанка составляли займы на 91—180 дней, в то время как практически все сделки РЕПО имели срок три месяца», — пишут аналитики.

«Таким образом, с учетом того, что для большинства кредитных организаций проблема с ликвидностью не является острой, а основной спрос на фондирование предъявляет Сбербанк, дальнейшее развитие ситуации на российском денежном и долговом рынках во многом будет определяться степенью его потребности в дополнительном фондировании и действиями по увеличению своей ликвидной позиции. Поскольку с фундаментальной точки зрения эти проблемы никуда не исчезли, а внешний долговой рынок довольно узок (сразу занять 10 млрд долларов довольно сложно), чтобы полностью удовлетворить необходимость Сбербанка в длинной ликвидности, мы считаем, что банк будет использовать в основном локальные ресурсы, прежде всего средства населения, а также возможности российского рынка облигаций», — делает вывод Райффайзенбанк.

«Наличие дефицита длинной ликвидности у крупного участника рынка может вызывать шоки на денежном рынке во время снижения общего объема ликвидности в системе, подобно тем, которые наблюдались в последнем квартале прошлого года», — предупреждают эксперты.