Крупные банки предлагают изменить законодательство о правовом положении залоговых кредиторов, пишет деловая газета «Маркер». Речь идет о тех случаях, когда обязательства обеспечены имуществом не самого заемщика, а третьего лица, входящего с ним в одну группу. Сегодня в случае банкротства банки вынуждены доказывать в суде их связанность, что формально не всегда возможно, поскольку юридически у заемщика и залогодателя могут быть разные собственники. В результате залог признается судом недействительным, а банки несут убытки. Свои предложения банкиры озвучили во вторник на встрече с представителями Минфина, АСВ и правоохранительных органов в Торгово-Промышленной палате.

Предложения для законотворчества крупные кредитные организации намерены представить в связи со складывающейся арбитражной практикой при решении споров, связанных с оспариванием залоговых сделок. Сегодня банки, вступая в процесс банкротства компании, предоставившей им обеспечение по кредиту заемщика, вынуждены доказывать, что являются держателем залога, говорит зампред правления банка «Возрождение» Людмила Гончарова.

По закону, если на тот момент не принят судебный акт, подтверждающий правомерность обращения взыскания на заложенное имущество, то сделка его передачи кредитору в качестве отступного может быть оспорена. Заявление в суд может подать арбитражный управляющий от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов. Тогда банки должны доказать правовые взаимоотношения залогодателя — третьего лица и заемщика, то есть их взаимосвязь через акционеров или хозяйственную деятельность. Формально это не всегда возможно, указывают банкиры: «У многих предприятий бизнес строится таким образом, что на балансе одной компании числятся основные средства, через другую идет выручка. Банки рассматривают их как группу и всегда кредитуют ту из них, где идут обороты, под залог другой компании, так называемого третьего лица». Зачастую собственники у таких компаний, функционирующих в рамках одной группы, не совпадают. В таких случаях доказать их связанность сложно.

В итоге залог признается судом недействительным, имущество поступает в конкурсную массу компании-банкрота и распределяется между всеми кредиторами в установленном порядке. При этом банк-кредитор теряет статус залогового кредитора. «В условиях складывающейся арбитражной практики возникают значительные риски, — отмечает Гончарова. — И мы вынуждены более жестко подходить к кредитованию и оценке залогов. Требуем подтверждения того, что у заемщика и залогодателя одни и те же собственники, что между ними есть хозяйственные связи, чтобы потом можно было доказать, почему именно данное третье лицо предоставило обеспечение по кредиту».

Учитывая, что больше половины сделок сегодня оформляется под залог третьих лиц, меры, на которые вынуждены идти банки, становятся сдерживающим фактором при кредитовании.