Высший арбитражный суд (ВАС) поставил точку в многолетнем споре между сотовыми операторами и Федеральной службой судебных приставов (ФССП). Разыскивая должников, приставы требовали от операторов предоставлять им личные данные абонентов, в том числе место жительства и номера мобильных телефонов. Сотовики отказывали приставам, чтобы не нарушать вступивший в 2006 году в силу закон «О персональных данных». Чиновники штрафовали операторов «за невыполнение законного требования судебного пристава-исполнителя». Те в свою очередь оспаривали санкции в суде, пишут «Известия».

Хотя большую часть исков сотовикам удавалось выиграть, в 2010 году «большая тройка» — МТС, «Билайн» и «МегаФон» — сдалась, подписав со Службой судебных приставов соглашение о сотрудничестве. Суть документа сводилась к тому, что операторы обязались по электронному запросу чиновников предоставлять практически все интересующие их сведения о своих клиентах: известные адреса регистрации, паспортные данные, информацию о сумме платежей должника за услуги, предоставляемые оператором за два месяца. Единственная уступка приставов заключалась в том, что они отказались от идеи взыскивать долги, списывая деньги со счетов сотовых компаний.

Операторы объяснили свою готовность к сотрудничеству тем, что в начале 2010 года были приняты поправки в законы «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». Они дали право судебным приставам-исполнителям «получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, в том числе персональные данные, объяснения и справки». Юристы «сотовой тройки» посчитали, что дальше бороться с ФССП бесполезно и согласились предоставлять им всю интересующую информацию. Как рассказали «Известиям» в пресс-службе МТС, в 2011 году компания ответила на 1 млн запросов ФССП.

Однако «Волгоград-GSM» («дочка» «Ростелекома») отказалась сотрудничать, и после того как ФССП оштрафовала ее на 50 тыс. рублей за непредоставление личных данных абонентов, а обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области, который в итоге встал на сторону сотовиков. По мнению судей, информация о наличии абонентского номера должника и других данных, которые абонент передает оператору, не является необходимой для взыскания долга, так как не относится к сведениям об имуществе. Обязанность судебного пристава извещать должника о совершении исполнительных действий по телефону законодательством также не установлена. Поэтому сотовый оператор не обязан предоставлять чиновникам личные данные своих абонентов.

Это решение поддержала и кассационная инстанция — Федеральный суд Поволжского округа, который дополнил решение коллег, указав, что по закону «О связи» операторы обязаны представлять личную информацию абонентов только по запросу государственных органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. А судебные приставы к таковым не относятся.

Но в итоге высшая судебная инстанция встала на сторону приставов, признав их право разыскивать должника и запрашивать для того персональную информацию. Как заявил на судебном заседании юрист Управления ФССП по Волгоградской области Алексей Жуков, «позиция сотовой компании не соответствует действительности». При этом операторы должны руководствоваться не своим профильным законом, а законом «Об исполнительном производстве», который право запрашивать информацию им предоставляет.

«В рамках достигнутых договоренностей сотовые операторы, как и раньше, будут предоставлять перечень сведений об абонентах исключительно с соблюдением требований федерального закона «О персональных данных» без предоставления информации об остатках денежных средств на счетах», — говорит пресс-секретарь «Билайна» Анна Айбышева.

Как полагает ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин, решение суда неправомерно: мобильные номера являются собственностью компании, а не персональными данными абонентов. Поэтому предоставление их третьим лицам — нарушение договора на предоставление сотовой связи.

«Сейчас сотовые операторы проиграли приставам, а теперь могут проиграть своим абонентам, которые имеют право потребовать компенсацию за нарушение заключенного договора», — считает Муртазин.