Исполнительный вице-президент и гендиректор Международной финансовой корпорации IFC Ларс Тунелл признался в интервью «Ведомостям» в том, что для него, как для финансиста, стабильность правил важнее уровня регулирования.

«Лучшего способа распределения рыночных ресурсов, чем частный сектор, не существует. Как правило, роль государства — в определении правил и контроле за тем, как их исполняют, в создании правовой среды, которая позволит разрешать различные конфликты и споры. А частные компании в конкурентной среде делают свое дело — поставляют товары и услуги потребителям. Поэтому именно частный сектор так важен для достижения высокой эффективности. России нужно повышать свою эффективность, используя частный сектор. Например, в отчете, который мы готовим, — Doing Business — Россия занимает 120-е место, это где-то среди стран Африки. Премьер Владимир Путин сказал, что Россия должна быть в первой двадцатке. Это очень амбициозная цель. И совершенно понятно, что для этого надо развивать малые и средние предприятия, они — основа предпринимательства, база для развития и зачастую именно тот сектор, где появляются инновации, необходимые России для диверсификации экономики и повышения ее мировой конкурентности. Есть и другие области, где России надо повышать эффективность. Например, затраты энергии в России по сравнению со Швецией или Канадой процентов на 20—30 больше. И это не изменишь на федеральном уровне — это должно быть сделано на местном уровне. Необходимо усиливать роль местных органов власти, которые могли бы содействовать развитию местных предприятий», — сказал он.

По его словам, если посмотреть на модель капитализма 20—30 лет назад, на то, как она выглядит сегодня, и на то, как она будет выглядеть через 20 лет, — можно увидеть, что она как «живой организм, она изменяется, адаптируется к обществу, ценностям и различным задачам, которые перед ним стоят».

«И поэтому дискуссия о характеристиках этой модели важна и полезна. Последний кризис показал, что сегодняшняя модель не идеальна. Конечно, модель капитализма далека от совершенства, поэтому необходимо проводить дискуссии о ее регулировании, о степени дерегулирования экономики, ставшего источником последнего кризиса, хотя, с другой стороны, слишком активное вмешательство государства приводит к неэффективности. Так что это очень тонкая грань, и поиск баланса будет продолжаться всегда», — сказал финансист.

«Я полагаю, что каждая страна имеет свои особенности, тем более на разных этапах развития: в каждой — своя культура, история, и конкурентные преимущества и недостатки тоже свои, особенные. Поэтому, конечно, каждой стране надо выработать то, что подходит ей, а в такой огромной стране, как Россия, — даже каждому региону. Ситуация в Москве может быть отлична от того, что происходит в Сибири. И баланс между государством и частным сектором может различаться, потому что Москва и Сибирь имеют разные проблемы и решать их тоже придется по-разному», — заявил Ларс Тунелл.

Говоря о важности России как региона для IFC, он подчеркнул: «Как часть группы Всемирного банка, мы занимаемся развитием там, где в нас наибольшая потребность и где мы можем дополнить усилия частного сектора. Поэтому для нас наиболее важны беднейшие страны мира. У нас примерно 50% бизнеса по количеству проектов приходится на страны, где люди живут на 1,25 доллара в день на человека. В то же время вторая половина нашего бизнеса — и если говорить о деньгах, то около 60% — приходится на страны со средним уровнем дохода, и мы по-прежнему полагаем, что можем и дальше играть важную роль в этих странах. В том числе и в России, где объем всех операций составил 1,2 млрд долларов в 24 проекта в прошлом году. И в таких странах, как Россия, мы ищем, где мы можем оказать наибольшее влияние. Вот, например, недавно состоялась встреча насчет возобновляемых источников энергии. Мы стараемся оказать помощь по инфраструктурным проектам в рамках частно-государственного партнерства, недавно подписали новое соглашение в рамках проекта восстановления аэропорта Пулково — это очень хороший пример ЧГП. Мы смотрим, как мы можем помочь в диверсификации и модернизации российской экономики. И поскольку мы фокусируемся на развитии инфраструктуры, то развитие социальной инфраструктуры — сфер образования, здравоохранения — тоже крайне важно для нас».