ЦБ РФ, оценивая качество кредитных портфелей банков, все чаще запрашивает у них информацию не только о заемщиках, но и о финансовом состоянии тех компаний, которым одолжили клиенты банков. Об этом пишут «Ведомости», ссылаясь на опубликованное на сайте Ассоциации российских банков письмо ее президента Гарегина Тосуняна к первому зампреду ЦБ Алексею Симановскому, где, в частности, указывается, что Московское главное территориальное управление Центробанка регулярно просит у банков информацию о финансовом состоянии дебиторов заемщика вплоть до бухгалтерской отчетности с расшифровками (причем отчетность должна быть заверена налоговым органом), что составляет коммерческую тайну. В противном случае, следует из текста, банки вынуждены записывать кредит в более низкую категорию качества и создавать резервы, хотя платежеспособность дебиторов заемщика — лишь один из факторов, влияющих на финансовое состояние последнего.

По закону юридическое лицо не может получать от своего дебитора (поставщика или подрядчика) бухгалтерскую отчетность и тем более расшифровки по основным статьям его баланса, в которых указываются все контрагенты, суммы и сроки по договорам, сетует Тосунян. И указывает, что в нормативах ЦБ не прописаны основания, по которым банк обязан классифицировать ссуду как менее качественную из-за дебиторов заемщика, — все основания связаны только непосредственно с самим заемщиком. А из открытых источников банкам, по его словам, доступна отчетность только тех дебиторов, которые являются открытыми акционерными обществами.

Получить комментарии представителей МГТУ и ЦБ изданию не удалось. Банкиры же комментируют тему проверок неохотно. «Такие просьбы бывают, но не часто, они случались и раньше, когда у регулятора были вопросы к некоторым заемщикам, кого он подозревал в причастности к схемному кредитованию. Полагаю, сейчас ЦБ спрашивает об этом чаще», — говорит один из них. Другой полагает, что ЦБ добивается не только ухода от схем, но и создания резервов в большем объеме, чтобы уменьшить риски банков. Особенно по тем заемщикам, чья деятельность не отличается прозрачностью.

«Столкнулся с этим с середины 2011 года, когда активно стали брать кредиты в ЦБ под залог корпоративного портфеля: регулятор очень строго проверяет все документы, связанные с заемщиком и его бизнесом», — указывает руководитель крупного российского банка. Его коллега отмечает, что после проблем регулятора с Банком Москвы, прежнее руководство которого подозревается в выдаче многочисленных схемных кредитов, общий тон проверок ЦБ в принципе ужесточился: «Регулятор стал запрашивать гораздо больше информации о заемщиках и тщательно все изучать».