Краткосрочные риски, связанные с выборами, уступают место среднесрочным — состоятся ли заявленные реформы. От этого зависит рост благосостояния: Россия по подушевому ВВП уже достигла верхнего уровня среднего дохода, а мировой опыт показывает, что высокий доход соответствует низкому уровню коррупции, свободе предпринимательства и значительной демократизации, пишут аналитики UniCredit Дэниэл Солтер, Владимир Кузнецов и Артем Архипов в исследовании «Российский реформометр». Чтобы осуществить переход в группу высокодоходных стран, нужны значительные реформы. Об этом сообщает газета «Ведомости».

Аналитики выделяют пять «колонн», на которые переход может опираться. Это инвестиционный климат (включая реформу правовой системы), повышение прозрачности госкомпаний, приватизация, налоговая политика (пока неясно, кто в итоге оплатит «налоговый маневр») и общие реформы, включая политические, пенсионную, повышение эффективности госрасходов. Оценка заявленных новшеств каждой из пяти сфер по 10-балльной шкале на основе их влияния на рынок показала, что идеи в целом хороши (26 баллов из 50), а их исполнение пока на крайне низком уровне (14 из 50). Сумма баллов — показатель барометра российских реформ: до 25 — реформы свернуты, от 25 до 50 — ничего не происходит, достижение 50 баллов фиксирует начало умеренных реформ, а 75 — форсированных. Пока барометр показывает 40 баллов.

Власти уже продемонстрировали способность к быстрой реакции, внеся в декабре изменения в политическое законодательство, однако политика в целом столь быстро не изменится. Скорость будет зависеть от стратегии формирования состава нового правительства. Результатом варианта «новые старые лица», если высокопоставленные чиновники просто поменяются креслами, будут крайне медленные реформы: источников новых идей не возникнет, как и новых инструментов госуправления. Вариант «уважаемые люди» предполагает, что в правительство будут привлечены профессионалы из различных сфер, что позволит снизить оппозиционный настрой среднего класса и получить поддержку инвесторов. Однако новые лица без единодушного лидера — это более высокие политические риски, поэтому, вероятнее всего, будут применены в разной степени оба варианта. Независимо от персоналий экономику будут вести два фактора: политическая воля президента и административные способности кабинета его премьера, а также план действий, из которого и станет ясно, как быстро Россия будет продвигаться в экономическом и социальном развитии.

Но в любом случае, несмотря на ключевой лозунг «Стабильность», в ускорении реформ можно не сомневаться, уверены авторы «Реформометра»: «Иначе макроэкономическая неустойчивость приведет к кризису в среднесрочной перспективе, если цены на нефть останутся высокими, и даже раньше, если они упадут». Переход от двойного профицита к двойному дефициту (счета текущих операций и бюджета) в сочетании со стремлением Владимира Путина сохранить власть создают мощные стимулы для реформ, а новые политические трудности, создаваемые оппозицией, внесут в курс реформ полезные коррективы, считает Иван Чакаров из «Ренессанс Капитала». У России больше нет возможности сохранять стабильность без усилий — за счет нефтедоходов — и без отсроченных и решающих реформ, необходимых для привлечения инвестиций, правительство столкнется с глубоким кризисом, не сомневается Владимир Тихомиров из ФК «Открытие».