Сделки по выплате премий нескольким сотрудникам Петрофф-Банка накануне отзыва у него лицензии признаны недействительными, пишет в пятницу деловая газета «Маркер». Агентство по страхованию вкладов (АСВ), выступая конкурсным управляющим банка, доказало их подозрительный характер. Суд постановил взыскать с бывшего менеджмента Петрофф-Банка сумму полученных вознаграждений. Подобное решение в судебной практике вынесено впервые, что дает АСВ хорошие шансы в дальнейшей борьбе с банкирами, пытающимися любыми способами вывести средства из кредитной организации перед ее банкротством.

Как сообщалось, в конце октября 2010 года Центральный банк (ЦБ) отозвал лицензию у Петрофф-Банка, принадлежавшего Тиграну Нерсисяну, владельцу группы «Бородино». Согласно официальной формулировке, основанием стало неисполнение банком федеральных законов и нормативных актов регулятора, ухудшение показателей и неспособность его удовлетворить требования кредиторов. Буквально накануне отзыва лицензии у банка ряду его сотрудников были выданы разовые премии на общую сумму более 3 млн рублей.

Выплата вознаграждений подтверждается расходными кассовыми ордерами, рассказал первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников. При этом, по его словам, размер выплат существенно отличался от сумм премий и заработной платы, выданных менеджменту банка в течение предыдущего года. Таким образом сделки имели подозрительный характер. В связи с этим конкурсным управляющим Петрофф-Банка, которым выступает АСВ, были поданы исковые заявления о признании сделок по выдаче премий недействительными. В конце прошлого года в удовлетворении требований АСВ было отказано. Агентство подало апелляцию, указывая, что суд не установил обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. В суде АСВ ссылалось на закон «О несостоятельности (банкротстве)», которым предусмотрена возможность признания недействительной сделки, совершенной банком-должником в целях ущемления прав его кредиторов.

Выплата премий из кассы банка привела к уменьшению размера имущества кредитной организации, а следовательно, к ущемлению прав кредиторов на удовлетворение своих требований к банку за счет его активов. Так, по мнению представителей АСВ, сделки были изначально направлены на причинение вреда, поскольку на момент их совершения банк уже отвечал признакам неплатежеспособности, а другой стороной выступали заинтересованные лица — сотрудники кредитной организации. «Соответственно сделки были совершены с целью уменьшить размер имущества банка в их пользу», — резюмируют в АСВ.

Кроме того, в АСВ подчеркивали, что менеджмент банка, являясь второй стороной сделок, знал об их последствиях — ущемлении прав кредиторов. Так, на момент совершения сделок в банке существовала картотека платежных документов, не исполненных в связи с отсутствием денежных средств. Общая сумма обязательств банка, которые не были выполнены на конец октября 2010 года, превышала 1 млрд рублей. Соответственно сотрудники Петрофф-Банка, получившие премию, знали о его неплатежеспособности.

Рассмотрев все аспекты дела, суд вписал на сторону государства: требования АСВ к ряду сотрудников банка на общую сумму 1,2 млн рублей удовлетворены. Суд постановил применить последствия недействительности сделок и взыскать с них суммы полученных премий. Средства будут направлены в конкурсную массу для расчета с кредиторами банка. В отношении еще ряда сотрудников пока ведутся судебные разбирательства. По сведениям АСВ, ранее подобной судебной практики не существовало.

Безусловно, созданный прецедент будет служить ориентиром для рассмотрения подобных споров, говорит начальник юридического отдела группы компаний Contrust Наталья Кашкина: «Де-юре прецедент не является источником российского права, но де-факто в последние годы ссылка на практику арбитражных судов стала общеобязательной». Юрист московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Руслан Конорев также уверен, что решение имеет «не столько правовой, сколько прецедентно-экономический характер, направленный на пресечение подобного рода механизмов вывода активов из банка».