Таганский суд Москвы поместил под домашний арест заместителя председателя правления Золостбанка Александра Крюкова, передает BFM.Ru. Он проходит подозреваемым по уголовному делу участников «банковской ОПГ», которая вывела за границу и незаконно обналичила более 2 млрд рублей. Сыщики утверждают, что в преступную группу также входили лица, занимающие руководящие должности в ряде других кредитных организаций.

Заседание по вопросу избрания топ-менеджеру меры пресечения началось в девятом часу вечера в пятницу. 45-летний банкир был задержан 15 марта, в 6 часов утра. На помещении его под домашний арест настаивало Следственное управление УВД по ЦАО, в производстве которого находится уголовное дело, возбужденное по статье «Незаконная банковская деятельность».

Озвучивая соответствующее ходатайство, следователь Илья Куликов, в частности, обратил внимание суда на то, что Крюков подозревается в тяжком преступлении и, оставшись на свободе, может оказать давление на свидетелей, большинство которых — сотрудники Золостбанка. «Кроме того, Крюков подозревается в совершении преступления в составе организованной группы, основная часть членов которой еще не установлена, — привел еще один довод следователь. — Он может встретиться с ними и принять меры к сокрытию или уничтожению доказательств».

Участвующий в деле прокурор поддержал просьбу следователя. Он передал суду оперативный рапорт из управления «Ф» МВД, из которого следовало, что Александр Крюков имеет обширные связи в правоохранительных органах. Воспользовавшись ими, он может воспрепятствовать расследованию. Кроме того, банкир располагает значительными денежными средствами и имеет родственников за границей, у которых может скрыться.

Адвокат Крюкова Сергей Пограмков назвал доводы следствия предположениями, а милицейский рапорт — «ничего не значащей бумагой». «Наверное, нужно представить какие-то доказательства», — обратился к следователю адвокат. Он отметил, что в постановлении о возбуждении уголовного дела не указано ни одной конкретной фамилии. «И почему-то человека выдергивают из дома в 6 часов утра и говорят: просим избрать ему домашний арест. Это не подчиняется ни логике, ни здравому смыслу, — возмутился Пограмков. — Конечно, можно сказать спасибо следствию, ведь домашний арест — это не тюремная камера, но он ограничивает свободу передвижения».

Сам Александр Крюков также возражал против того, чтобы на него надели браслет, обеспечивающий контроль за передвижениями человека. Он сообщил, что не признает свою вину, и пообещал, что не будет скрываться. «Я не настолько опасен, как услышал сейчас. Я никогда не скрывался. Я — человек слова», — заявил банкир.

Однако судья Светлана Александрова согласилась с аргументами следствия. Своим постановлением она поместила Крюкова под домашний арест по его месту жительства в Москве до 8 мая. По решению суда топ-менеджеру банка запрещено общаться с кем бы то ни было, кроме близких родственников, получать корреспонденцию, в том числе по Интернету, пользоваться телефонной и иными средствами связи, а также делать публичные заявления для СМИ.