Пайщики общих фондов банковского управления (ОФБУ) Юниаструм Банка, с треском лопнувших в кризис, предпринимают новые попытки компенсировать свои потери. Сразу несколько частных инвесторов подали к кредитной организации иски (их суммы варьируются от 200 тыс. до 5 млн рублей) в Тверской районный суд Москвы — о взыскании убытков, причиненных банком как управляющим злополучными фондами, пишут «Известия».

Споры между Юниаструм Банком и пайщиками его 78 фондов, которые по решению совета директоров были закрыты в 2010 году, не утихают уже несколько лет. Дело в том, что в течение суток (в конце сентября 2008 года) средства целого ряда ОФБУ обесценились на 90%. По данным управляющего, накануне общая стоимость имущества фондов составляла 1,66 млрд рублей.

«Причина — это мировой финансовый кризис, парализовавший работу международных финансовых рынков, в том числе и российского», — сообщили в пресс-службе Юниаструм Банка.

Инвесторы же винили управляющего в том, что не удалось реализовать многократно перезаложенные с «плечом» облигации российских эмитентов, преобладавшие в портфелях ОФБУ.

Пайщики заваливали суды исками, устраивали пикеты, жаловались во всевозможные инстанции. Но все тщетно — фонды работу не возобновили. Инвесторов не устроил объем средств, возвращенных им при расторжении договоров доверительного управления (ДУ).

В ситуацию вмешивались Счетная палата и Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Были выявлены кое-какие нарушения, но не столь значительные, чтобы из-за этого пострадала деятельность Юниаструм Банка и кого-либо из его сотрудников привлекли к серьезной ответственности.

«Пай может сильно взлетать или падать — это риск, который несет его владелец», — напоминает партнер консалтинговой компании «Лигерион Групп» Андрей Шаховнин.

В банке, судя по словам его представителей, эту историю уже стали забывать. Но пайщики не успокаиваются. Согласно исковым заявлениям, они основывают свои требования на ст. 1022 Гражданского кодекса (ГК). Согласно ей, доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не проявил «должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления». Истцы добиваются, чтобы взыскание было обращено на имущество самого банка.

«Думаю, что шансы на выигрыш у истцов есть», — комментирует председатель совета директоров правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский.

По его словам, сама идея привлечения к ответственности лиц, контролирующих активы, получает все большее распространение. Аргументом, говорящим о неправомерности действий управляющего, может послужить, например, очевидно резкое падение стоимости активов ОФБУ.

Однако, подчеркивает Олевинский, обязанность управляющего поддерживать такие фонды в безубыточном состоянии законом не предусмотрена. Следовательно, для привлечения «Юниаструма» к ответственности нужны веские доказательства.

«Прежде всего исход дела будет зависеть от того, выполнял ли банк все условия, закрепленные в договоре доверительного управления, корректно ли сделаны обещанные инвестиции, — объясняет Андрей Шаховнин. — Если были нарушения, то доказать вину управляющего и применить ст. 1022 ГК будет легче».

Второй, более хитрый, по мнению Шаховнина, вопрос — это оценка заявленных исковых требований. Именно вокруг нее и будет происходить настоящая битва.

«Принципиально можно рассмотреть два способа оценки пая. Первый — ежеквартальная оценка, проводимая в соответствии с правилами ДУ специально назначенным оценщиком. Эти данные стопроцентно будут рассматриваться в суде. Второй — другая оценка, которую могут провести сами пайщики, рейтинговые агентства и т. д. Предположительно пайщики захотят приложить и такие доказательства к делу, — рассказал партнер «Лигерион Групп». — Скорее всего, будет выбран третий вариант: суд назначит проведение независимой экспертизы по ходатайству одной из сторон».

Юниаструм Банк также считает, что имеет все основания на победу. Как заявили «Известиям» его представители, учредители управления ОФБУ и ранее подавали иски на основании ст. 1022 ГК. Вынесенными и уже вступившими в законную силу решениями судов установлено отсутствие в действиях банка факта «непроявления должной заботливости» об интересах учредителей управления.