Меры долгосрочного рефинансирования банков в Европе не дали ожидаемого эффекта, перенесение этого опыта на российскую почву нецелесообразно, считает заместитель директора департамента финансовой стабильности ЦБ РФ Сергей Моисеев.

Выступая в четверг на заседании комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей, он отметил, что проведенные Европейским ЦБ два раунда трехлетнего рефинансирования банков привели лишь к увеличению средств кредитных организаций на счетах в центробанках, при этом в экономику деньги не пошли.

«Сейчас европейские регуляторы предпочитают давать очень осторожные оценки, ссылаясь на то, что нужно посмотреть на эффект. Сейчас можно сказать, что пока эффекта нет, потому что объемы кредитной активности в Европе не то что на нулевом уровне — кредитное предложение продолжает падать, несмотря на вливание ликвидности. Зато ликвидность на счетах европейских центральных банков растет», — сказал Моисеев.

Он не уверен, что аналогичная политика в России может иметь положительные последствия.

«Если мы говорим про то, что надо сделать то же самое в России, а некоторые банкиры высказываются напрямую, что давайте на три года раздадим денег подешевле, по ставке ниже 6%, то у меня возникает вопрос: вот в Европе рецессия, а в России не рецессия, в Европе кредитное предложение в минусе, а в России плюс 20%», — отметил представитель ЦБ.

Представители российских госбанков обратились в марте с письмом к руководству Банка России, в котором поставили вопрос о дискриминации российских банков по сравнению с глобальными конкурентами, которые имеют доступ к длинным пассивам. Авторы письма ссылались на опыт ЕЦБ и призывали ЦБ РФ последовать примеру европейского коллеги.

Моисеев считает, что в мерах долгосрочного рефинансирования заинтересована лишь узкая группа российских банков.

«Те предложения, которые были инициированы со стороны банковского сообщества, они в основном исходят от довольно узкой группы банков, которые имеют проблемы с качеством финансового менеджмента. И поскольку они понадеялись на источники денежного рынка, на государственный ресурс, который… пришлось возвращать, то в час «икс», который наступил зимой, нужно было деньги вернуть, в то время как рыночные источники оказались не настолько доступными, насколько на них можно было полагаться. Поэтому активы таких банков сдуваются, где брать деньги с рынка — непонятно, поэтому, конечно, лучше залезть в карман государства и попросить денег (на) подольше. Но не думаю, что это будет правильный выход для всей системы с точки зрения системного риска и для этих банков в частности», — сказал представитель ЦБ.

Он считает, что Банк России в последние месяцы приложил все необходимые усилия для решения проблемы ликвидности, расширив возможности рефинансирования: были введены кредиты под поручительства банков, увеличен ломбардный список, расширены возможности рефинансирования под нерыночные активы.

«Сейчас ломбардный список — примерно 9 триллионов рублей. Из них на балансах банков этих бумаг где-то 2—2,2 триллиона рублей. Первая тридцатка аккумулирует этих бумаг на сумму 1,3 триллиона рублей. Если мы просуммируем текущее обеспечение у первой тридцатки, объем потенциального залогового обеспечения — на сумму около 4 триллионов рублей. Никогда в российской истории такого обеспечения не было. Сейчас тридцатке доступно обеспечение с учетом того, что уже заложена часть, на сумму 3 триллиона рублей — это исторический максимум этого месяца. Я думаю, что с точки зрения объемов, которые Банк России может дать, проблема больше не стоит», — подчеркнул Моисеев.

По его словам, анализ распределения залогового обеспечения у тридцатки крупнейших банков показывает, что ни один из этих банков в настоящее время не имеет проблем с ликвидностью. «Возможные оттоки ликвидности, по оценкам самих банков, полностью покрываются доступным обеспечением. Если даже рынок будет абсолютно закрыт, все могут прийти и полностью удовлетворить свои потребности в ликвидности», — пояснил представитель ЦБ.

Накануне Банк России объявил о возобновлении во II квартале годовых аукционов РЕПО и ломбардного кредитования. Комментируя это решение, зампред правления Сбербанка Белла Златкис заявила, что минимальная ставка этих аукционов (7,75%) является, по сути, запретительной, и не исключила, что она может быть снижена. В свою очередь зампред ЦБ РФ Сергей Швецов сообщил, что минимальная ставка первых годовых аукционов, назначенных на 9 апреля, останется на уровне 7,75%.