Ассоциация российских банков (АРБ) считает, что законопроект о банкротстве граждан необходимо доработать перед внесением в Госдуму, заявил глава АРБ Гарегин Тосунян на парламентских слушаниях, посвященных процедурам банкротства в отношении граждан-должников.

Так, по его словам, в законопроекте «есть некоторая неясность в определении процедур дела о банкротстве». В соответствии со статей 4 законопроекта при рассмотрении дела о банкротстве должника-физлица применяются три самостоятельные процедуры: конкурсное производство, реструктуризация долгов и мировое соглашение. В то же время законопроект не содержит четкого разграничения между этими процедурами, а также последовательность их применения.

Кроме того, глава АРБ обеспокоена тем, что после вступления законопроекта в силу увеличится нагрузка на арбитражные суды. «В соответствии с законопроектом дела о банкротстве рассматриваются арбитражными судами. Однако идея рассмотрения дел о банкротстве в судах представляется очень сложной, принимая во внимание загруженность судов в настоящее время. Значительное увеличение обращений, вытекающее из данного законопроекта, неизбежно приведет к негативным последствиям, связанным с увеличением сроков рассмотрения дел и снижением качества», — сказал он.

Тосунян предложил внести в законопроект положения о реестре физлиц-должников: «Еще есть вопрос отсутствия централизованного учета должников, признанных судом банкротами. Здесь мы предлагаем возложить обязанности по ведению реестра физлиц, признанных банкротами, на Банк России».

Глава АРБ считает важным сделать дифференцированную ставку размера совокупных требований для физлиц и индивидуальных предпринимателей. «Для физлиц, как установлено в законе, может быть 50 тысяч рублей, и нормально, но для индивидуальных предпринимателей это явно заниженная цифра, и мы опасаемся того, что это может использоваться для злоупотреблений недобросовестными заемщиками. Мы предлагаем сделать 50 тысяч для физлиц и 500 тысяч для предпринимателей», — отметил Тосунян.

Также он сообщил, что у АРБ «есть много вопросов» к понятийному аппарату законопроекта. «Мы считаем не совсем корректным построение понятийного аппарата. В тексте законопроекта приведены понятия, определения которых отсутствуют в законопроекте. Например, понятие «конкурсные кредиторы». При этом понятие, которое приводится в федеральном законе о банкротстве юрлиц, для законопроекта в данном случае применяться не может, поскольку для целей закона о банкротстве конкурсные кредиторы — это, в частности, учредители должника по обязательствам, вытекающим из такого участия. То есть понятие уже занято. Получается, что есть закон о банкротстве юрлиц, есть законопроект о банкротстве физлиц, и они не корреспондируются на уровне понятий, пересечения их или противоречий».