Переход на полностью программный бюджет откладывается до 2015 года. Об этом «Известиям» рассказал замминистра экономического развития Андрей Клепач.

«Мы всегда говорили, что это долгий процесс, — объяснил Клепач. — И уже очевидно, что есть вопросы и программы, которые в течение года новое правительство утвердить не сможет. В этой связи бюджет полностью программным станет позже. Но переход идет, и реальные решения принимаются. Ежегодно мы будем принимать все больше и больше программ. А все программы, может, к 2015 году и утвердим».

Решение о переходе на полностью программный бюджет уже с 2012 года правительство приняло в мае 2010-го в рамках одобренной тогда же программы повышения эффективности бюджетных расходов. По мнению Владимира Путина, новый подход позволит установить четкие цели для бюджетных расходов и подсчитать их эффективность, а также эффективность главных распорядителей бюджета — министерств и ведомств.

Но уже в конце 2011 года стало ясно, что это слишком оптимистический срок. На начало текущего года утверждены только две госпрограммы: «Доступная среда на 2011—2015 годы» и «Информационное общество 2011—2020 годов». Причины отставания экономическое ведомство обобщило в специальном докладе, который недавно направило в правительство.

Основная проблема — пока невозможно просчитать точно, во сколько обойдется каждая из программ. Например, согласно действующей нормативной базе расходы на капитальные вложения не включаются непосредственно в состав госпрограмм. В итоге, опасается Минэкономразвития, объем бюджетных расходов на выполнение различных госзадач будет значительно недооценен.

Кроме того, для перехода на полностью программный формат федерального бюджета необходимо завершить не только разработку самих программ, но и подготовить и принять долгосрочную бюджетную стратегию, долгосрочный прогноз социально-экономического развития до 2020 года, а также еще провести десяток важных юридических мероприятий и согласований. А для разработки ряда программ («Развитие пенсионной системы», «Развитие здравоохранения», «Развитие образования») необходимо от правительства принятие дополнительных принципиальных решений.

Поэтому в Минэкономразвития исходят из того, что в ближайшее время лучше сконцентрироваться на доработке приоритетных программ — развитии авиационно-космических и телекоммуникационных систем, транспортной инфраструктуры и социальной сферы. А задания, требующие сложных институциональных решений правительства и значительного финансирования, оставить «на потом».

В Минфине на ситуацию смотрят более оптимистично. По мнению источника в финансовом ведомстве, для доработки достаточно социально-экономического прогноза до 2015 года, нужно в первом полугодии утвердить «потолки» финансирования каждой из программ. После чего их можно будет и скорректировать, исходя из уточненных прогнозов социально-экономического развития.

По мнению экспертов, все равно любые инициативы ведомств будут тщетны.

«Я считаю, что полностью перевести на программы можно не более 30% бюджета, ведь оставшиеся 70% бюджетных затрат — это затраты на поддержание бюджетных учреждений, которые выполняют различные госуслуги: школы и вузы учат, поликлиники лечат. Конечно, чисто условно их можно записать в те или иные программы, но тогда мы получим такой бюджет, который совершенно не будет поддаваться никакому анализу», — считает зампред комитета по бюджету и налогам Госдумы Оксана Дмитриева.

Ее поддержал и коллега. «Неудивительно, почему сроки подготовки программ срываются, — говорит зампред комитета по бюджету Госдумы Сергей Штогрин. — Никто не знает, что такое госпрограмма, никто не умеет их готовить. Для начала надо это утвердить законодательно, а потом уж и разрабатывать».