Перспективы введения российского рубля в качестве единственного платежного средства в Белоруссии обсуждаются не первый год. Российские власти неизменно демонстрируют свою заинтересованность в скорейшей реализации этого монетарного проекта. Руководство Белоруссии ему всячески противится, хотя и не отрицает в принципе своей готовности обсуждать введение единой валюты в Едином экономическом пространстве. Но, по словам президента республики Александра Лукашенко, российский рубль не должен стать такой единой валютой. Он хотел бы видеть в таковом качестве «нечто наподобие евро».

Между тем в свое время белорусский президент уже обещал принять российский рубль в качестве единого платежного инструмента, но по каким-то причинам передумал. Российская валюта официально должна была заменить белорусскую еще 1 января 2005 года. Это было предусмотрено соглашением между правительствами и центральными банками обеих стран от 30 ноября 2000-го. Соглашение вступило в силу 7 мая 2001 года после ратификации парламентами и президентами обоих стран. За это российское правительство обязалось выделить Белоруссии кредит на 100 млн долларов, а Банк России — на 4,5 млрд рублей для создания стабилизационного валютного фонда.

Однако, как это часто случается в белорусско-российских отношениях, союзники сперва утвердили соглашение, а потом начали выяснять между собой, как его реализовать. В тот раз разногласия возникли по поводу эмиссионного центра. Россия настаивала, что он должен быть один — в Москве, Белоруссия требовала еще одного — в Минске. Таким образом проект благополучно ушел в историю, пополнив длинный перечень подписанных, но так и нереализованных интеграционных договоренностей.

О введении российского рубля опять активно заговорили во время острейшего финансового кризиса в Белоруссии в 2011-м, когда белорусский рубль обесценился к доллару почти в три раза, валютные ресурсы страны истощились, а годовая инфляция даже по официальным данным составила 108,7%.

Российский посол в Минске Александр Суриков в начале января 2012 года заявлял, что «вопрос о переходе Белоруссии на российский рубль может быть затронут в случае сложной валютно-финансовой ситуации, как это произошло в 2011 году». А уже в конце января и премьер-министр России Владимир Путин ясно дал понять, что он ждет ответа белорусской стороны на предложение о переходе на российский рубль. «Я считаю, что мяч все равно остался на их стороне по этому вопросу», — сказал он.

Примечательно, что большинство экспертов и политиков Белоруссии, многие из которых занимают непримиримую позицию в отношении Александра Лукашенко и его экономической политики, в отношении российского рубля оказались еще непримиримей.

При этом в последнее время все чаще приходится слышать заявления отдельных предпринимателей и бизнесменов о просто-таки перезревшей необходимости перехода Белоруссии на российский рубль. Вполне понятно их разочарование в белорусской национальной валюте. По разным оценкам они потеряли в 2011-м не менее 20% капиталов. Бизнес не уверен в завтрашнем дне и хочет опираться в национальной экономике хоть на что-то, что можно было бы назвать стабильным. Тем более что белорусские предприниматели работают в основном с Россией.

Единственный из руководителей белорусских бизнес-союзов, кто давно и последовательно агитирует за российский рубль, — это руководитель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Белоруссии, юрист Сергей Балыкин. По его мнению, сохранение белорусского рубля становится «слишком дорогим удовольствием». «Непредсказуемая экономическая политика властей вполне может привести со временем к новому кризису, — уверен он. — Стабильность белорусского рубля может оказаться под угрозой. Бизнес не может планировать свою деятельность на перспективу, а инвестиции становятся невозможными».

Несостоятельность белорусского рубля, считает Балыкин, стала веским аргументом в пользу российского рубля, особенно с учетом того что это валюта основного торгового партнера и политического союзника Белоруссии. Нежелание белорусских властей менять валюту он объясняет боязнью «утратить такой важный инструмент влияния на экономику, как национальная валюта, возможность неконтролируемой эмиссии, и тем самым потерять возможность перекладывать тяжесть собственных ошибок и просчетов на плечи граждан и субъектов хозяйствования».

Виктор Маргелов, председатель союза юридических лиц «Республиканская конфедерация предпринимательства», подтвердил, что в Белоруссии есть немало предпринимателей, которые охотно поддерживают переход на российский рубль. Например, когда эксперты бизнес-ассоциаций готовили «Национальную платформу бизнеса» на 2012 год, в их адрес поступало немало обращений с просьбой включить в этот документ пункт о выдвижении соответствующих требований к правительству. Однако все руководители делового сообщества высказались против.

«У многих людей еще с прежних времен имеется упрощенное понимание многих процессов, — сказал Маргелов. — Они всерьез полагают, что если у нас будет российский рубль, то они заживут весело и богато. Это элементарное недопонимание многих процессов. Говорят, будет тенденция к выравниванию зарплат. Но когда вы начнете получать доходы и зарплату в российских рублях, вы только тогда поймете, сколько вы будете иметь. И прослезитесь. Все это надо активно объяснять. Тот, кто понимает что-то в экономике и политике, интересуется происходящим, тот против введения российского рубля, а те, у кого мышление простого обывателя, конечно, за, причем массово».

Самый известный в Белоруссии предприниматель — Владимир Карягин, председатель Минского столичного союза предпринимателей и арендаторов, — высказал опасения, что с переходом на российский рубль республика окончательно привяжет себя к тем процессам, которые проходят в России. «А они во многом деструктивны, — подчеркнул он. — Нет уверенности, что через год-полтора там не будет каких-то социальных потрясений и нового передела собственности. Кроме того, мы полностью закроем дверь в Европу. Надо ли нам это?»

В том, что такой вопрос вообще возник, руководитель столичных предпринимателей обвиняет правительство Белоруссии. «У страны все еще есть реальная возможность развивать свой суверенитет, одним из атрибутов которого является собственная валюта. Но если даже те люди, в руках которых находится судьба нашего рубля, так пренебрежительно к нему относятся, позволяют себе такую безответственную экономическую политику, то, естественно, у многих возникает желание сменить экономическую точку опоры и заменить рубль валютой другой страны — долларом, евро или российским рублем», — отметил Карягин.

Председатель совета республиканского общественного объединения «Перспектива» Анатолий Шумченко считает монетарную унию с Россией «чисто политическим вопросом, который только повредит стране и серьезно подорвет ее суверенитет». «Многие с иронией отмечают: а почему рубль, а не доллар и не евро? — отметил он. — У наших предпринимателей нет особого доверия к российскому рублю. Опросы показывают, что уровень доверия к Евросоюзу у предпринимателей гораздо выше, и никто бы особо не протестовал против перехода на евро».

Однако, по мнению руководителя «Перспективы», белорусские власти вольно или невольно стимулируют нарастание в предпринимательской среде настроений в пользу российского рубля. В результате политических и экономических решений государства Россия стала для предпринимателей единственным «окном» для бизнеса. «Действительно, с экономической точки зрения было бы проще, если бы у нас был российский рубль, но предприниматели никогда не обменяют суверенитет страны на мнимые экономические выгоды. Никто за российский рубль продаваться не хочет», — сказал Шумченко.