Сбербанк, купивший свой первый актив в Центральной и Восточной Европе, австрийский Volksbank, хочет к 2016 году увеличить долю на рынке этого региона почти в три раза, запустив корпоративный и ритейловый бизнес. «Сейчас примерно VBI занимает 1,4% в активах в восьми странах — это для нас очень маленькая доля. Мы хотим достичь к 2016 году 3,8% в активах в среднем. Ниже 3% в активах — это не стратегический игрок на рынке», — сказал зампред банка Сергей Горьков в интервью Reuters.

В феврале 2012 года Сбербанк обзавелся активом в Европе, купив VBI за 505 млн евро. С VBI Сбербанку досталось 295 отделений и более 600 тыс. клиентов. Дочерние банки VBI входят в топ-10 финансовых учреждений по размеру активов в Боснии и Герцеговине, Словакии, Чехии, Хорватии и в топ-15 финансовых учреждений в Венгрии, Сербии и Словении. Банк присутствует на Украине и имеет банковскую лицензию в Австрии.

«Цели по доле рынка мы определяем по каждой стране. Сейчас на этом этапе мы будем расти быстрее в Чехии и Словакии. Венгрия только недавно испытала кризис, и там проблематично расти быстрее. По балканским странам неплохо может расти Сербия», — сказал Горьков.

К 2020 году Сбербанк планирует достичь 5% доли рынка с помощью VBI. Горьков сказал, что бизнес-план на этот год предполагает от 10% до 20% роста в разных сегментах. «Мы считаем, что нужно быть более активными, чем предыдущие владельцы… VBI был в основном силен в кредитовании малого и среднего бизнеса. Мы будем развивать еще корпоративный бизнес и ритейл, которые сейчас не представлены в его бизнес-модели», — заявил он.

Сбербанк ставит задачу нарастить «местное фондирование», снизив соотношение кредитов к депозитам со 140% сейчас до 110% к 2016 году, отметил Горьков. Он сказал, что по итогам I квартала VBI получит прибыль после убытков в прошлом году, но ее размер не раскрыл.

Сбербанк, в стратегии которого стоит цель зарабатывать свыше 5% доходов за счет зарубежного бизнеса, не планирует в этом году новых приобретений в Европе, но внимательно смотрит на Турцию и Польшу, которые привлекают его высокой рентабельностью бизнеса.

«Год минимум приобретений в Восточной Европе мы не готовы делать, потому что нам надо переварить и построить нормальную платформу сначала для VBI. Польша и Турция — это несколько иные рынки, представляющие для нас интерес, но переговоров у нас нет», — сказал Горьков.

Источники Reuters говорили, что госбанк, заработавший в 2011 году почти 316 млрд рублей чистой прибыли, интересовался выставленными на продажу банками Millennium и Kredyt Bank, входящими в десятку крупнейших в Польше. Периодически Сбербанку «сватают» турецкие банки, среди которых Denizbank. «Мы считаем, что этот банк действительно интересный и по своим размерам, и по эффективности, и по менеджменту, но решения у нас нет. Переговоры мы начнем тогда, когда у нас будет решение», — сказал Горьков.

Рентабельность турецких банков выше, чем восточноевропейских, и стоят они дороже, добавляет он. «Средняя цена приобретения турецких банков сейчас составляет 1,5 book value… Польша, как и Турция, — хороший рынок, поэтому там исторически мультипликаторы выше». По словам Горькова, толчком к принятию решения может послужить развитие общей ситуации в экономике Турции и Европы.