Проведенное Банком России стресс-тестирование рынка междилерского РЕПО показывает отсутствие системной угрозы при имеющемся в наличии у банков обеспечении на 4 трлн рублей, передает «Прайм». Об этом сообщил заместитель директора департамента финансовой стабильности ЦБ РФ Сергей Моисеев на Форуме финансовой стабильности в четверг.

«В целом мы рассматриваем результаты стресс-тестов как положительные, не несущие системной угрозы», — сказал Моисеев.

Он напомнил, что прошлый финансовый кризис начался с дефолтов на рынке РЕПО в октябре 2008 года, которые привели к фактической его остановке. Банк России с лета 2011 года проводит тестирование рынка междилерского РЕПО, последний стресс-тест датируется 11 апреля.

«Мы тестировали рынок и видим, что в случае повторения жесточайшего стресса объем неисполненных сделок составляет 114 миллиардов рублей… Это тот объем, который может быть востребован банками в случае дефолта, то есть возможный объем вливания ликвидности в случае стресса на рынке РЕПО вряд ли превысит эту сумму, которая нужна, чтобы закрыть сделки. На фоне 4 триллионов возможного рефинансирования 114 миллиардов — это не так много», — сказал Моисеев, уточнив, что ЦБ учитывал только рыночные сделки.

Возможные потери банков в результате margin call (при снижении стоимости обеспечения ниже размера задолженности) составят 10 млрд рублей, добавил представитель ЦБ. По его словам, учитывая почти триллионную прибыль российского банковского сектора в прошлом году, это небольшая величина.

Кроме того, ЦБ оценил влияние на банковскую систему возможного дефолта десяти системно значимых участников междилерского РЕПО.

«Если 10 системно значимых участников производят дефолт, потери, которые понесет система, будут на уровне около 30 миллиардов рублей, при этом эта величина постепенно снижается во времени — на начало года это было 70 миллиардов. Это говорит о том, что системный риск медленно, но уверенно идет вниз. Причина проста: несмотря на то что объемы рынка растут, он становится более фрагментированным, то есть связи однородных групп становятся более тесными, а связи с другими группами становятся слабее, в результате возможность распространения инфекции от одной группы к другой постепенно снижается», — сказал Моисеев.

Моисеев вступил в полемику с банкирами, которые сетуют на недостаточный объем обеспечения для рефинансирования в ЦБ и требуют расширить возможности кредитования у регулятора.

По его словам, результаты проводимого Центробанком еженедельного анкетирования казначеев крупнейших банков показывают, что на балансах 30 крупнейших банков на текущей неделе находится рыночное обеспечение на 2,36 трлн рублей. Нерыночное обеспечение, то есть кредитный портфель, который может быть заложен в ЦБ, составляет порядка 900 млрд и поручительства банков — еще около 670 млрд.

«В общей сложности сектор может привлечь у Центрального банка около 4 триллионов рублей. Такая сумма никогда в истории РФ не существовала. До кризиса была такая проблема: в 2007 году обеспечение в общей сложности было около 1—1,5 триллиона. Сейчас объем такой, что вряд ли коммерческие банки в состоянии его исчерпать… Сейчас 30 крупнейших банков используют около 1 триллиона обеспечения, и у них остается возможность рефинансирования на 3 триллиона», — рассказал Моисеев.

При этом возможности расширения ломбардного списка ЦБ практически исчерпаны.

«Вне ломбардного списка остается не так много: на банковском секторе — 375 миллиардов рублей, из которых 140 миллиардов рублей — это бумаги без рейтингов. То есть, по большому счету, практически все, что возможно на рынке было учесть, Центробанк учел. Мы практически покрываем весь облигационный рынок, находящийся на балансе кредитных организаций. Остается где-то 200 миллиардов рублей, из них большинство бумаг — это неликвиды, и еще часть бумаг обращается за границей и не имеет котировок в России. Если гипотетически еще расширять ломбардный список, то возможности остаются не такие уж и большие», — сообщил Моисеев.

Подводя итоги анализа ликвидности банковского сектора, он отметил, что объем доступного банкам обеспечения не вызывает никаких опасений, а возможный дефицит ликвидности вполне может быть удовлетворен существующими инструментами. По словам Моисеева, в настоящее время ни один крупный банк не испытывает дефицита ликвидности, которую он был бы не в состоянии покрыть существующими у него инструментами. Кроме того, Банк России видит улучшения в работе трансмиссионного механизма: изменение инструментария ЦБ привело к тому, что ликвидность стала более эффективно распределяться между банками. В результате системный риск постепенно снижается.