Всемирно известный экономист, предсказавший последний финансовый кризис, Нуриэль Рубини в колонке о ближайших экономических перспективах Европы в своей обычной манере начал со светлых тонов, а перешел к мрачным прогнозам. Экономист указывает, что единственный способ для восстановления роста в еврозоне в условиях жесткой экономии — ослабление евро.

«С ноября 2011-го в Европе было несколько обнадеживающих новостей: более 1 трлн евро кредит ЕЦБ банкам, договор о бюджете с новым правительством Греции, слияние нового фонда спасения еврозоны (Европейский механизм стабильности) со старым (Европейский фонд финансовой стабильности). Но наступивший в результате этого медовый месяц на рынках оказался коротким. Вновь ускоряется рост процентных ставок для Италии и Испании, в то время как стоимость заимствований для Португалии и Греции все это время и не снижалась. Спад на периферии еврозоны неотвратимо углубляется и перемещается в ее ядро, а именно во Францию и Германию. Действительно, ввиду многих причин в течение этого года рецессия будет ухудшаться», — пишет он.

По его мнению, строгие меры бюджетной экономии ускоряют сокращение экономики, поскольку повышение налогов и низкий уровень государственных расходов приводят к снижению дохода домохозяйств и совокупного спроса. «Углубление рецессии приведет к еще большему бюджетному дефициту, после чего возникнет необходимость в еще одном раунде экономии. И теперь благодаря договору о финансовой стабильности даже ядро еврозоны будет вынуждено пойти на введение строгих уже на начальном этапе мер кризисной экономии. Кроме того, в то время как суперконкурентная Германия может выдержать курс евро, равный или даже превышающий 1,30 доллара, периферийным странам столь высокий курс национальной валюты мешает развиваться, делая производственные издержки слишком дорогими, что закладывается в конечную стоимость товара. Затраты на единицу рабочей силы в периферийных европейских странах за последнее десятилетие выросли на 30—40%. Для восстановления конкурентоспособности и торгового баланса этим странам необходимо падение курса национальной валюты до паритета с долларом США», — считает экономист.

Он высказал мнение, что с болезненным сокращением внешнего долга, в целях которого проводится политика «тратить меньше и экономить больше», ухудшается внутренний частный и государственный спрос, и единственной надеждой на восстановление роста является улучшение торгового баланса, что требует значительно более слабого евро.

«Тем временем кредитный кризис на периферии еврозоны усиливается: благодаря долгосрочным дешевым кредитам ЕЦБ на данный момент местные банки не имеют проблем с ликвидностью, но они имеют массовый дефицит капитала. Столкнувшись с трудностью выполнения требований о 9-процентной достаточности капитала, они будут достигать этой цели за счет продажи активов и за счет сокращения выдачи кредитов, а это не самый идеальный сценарий для восстановления экономики. Что еще хуже, еврозона зависит от импорта нефти даже больше, чем Соединенные Штаты, и цены на нефть растут на фоне ухудшения стратегической и политической обстановки. Франция может избрать президента, который выступает против договора о финансовой стабильности и чья политика может напугать рынки облигаций. Выборы в Греции, где рецессия перерастает в депрессию, могут завершиться тем, что 40—50% голосов избирателей будут отданы в пользу партий, которые отдают предпочтение немедленному дефолту и выходу из еврозоны. Ирландские избиратели могут отклонить договор о финансовой стабильности на референдуме. И еще есть признаки озлобленности и усталости от реформ как в Испании, так и в Италии, где наблюдается рост числа демонстраций, забастовок и народного негодования против болезненной экономии», — говорит Рубини.

«Даже структурные реформы, которые в конечном итоге увеличат рост производительности труда, могут привести к спаду в краткосрочной перспективе. Увеличение гибкости рынка труда за счет сокращения издержек на увольнение рабочих в краткосрочной перспективе приведет к новым увольнениям в государственном и частном секторах, усугубляя падение доходов и спроса. Наконец, после хорошего начала ЕЦБ сейчас медлит с предоставлением дополнительных монетарных стимулов, в которых нуждается еврозона. Действительно, чиновники ЕЦБ начинают вслух проявлять обеспокоенность по поводу роста инфляции в связи с нефтяным шоком. Беда в том, что еврозона имеет стратегию жесткой экономии, но не имеет стратегии экономического роста. А без него все это превращается в стратегию рецессии, которая делает экономию и реформы обреченными на провал, поскольку, если производство продолжает сокращаться, то дефицит и государственный долг будут продолжать расти до неприемлемых уровней. Кроме того, социальная и политическая реакции в конечном счете станут взрывными», — пишет эксперт.