Протесты Германии против введения единых облигаций еврозоны не вполне обоснованны, считает главный экономист Международного валютного фонда Оливье Бланшар. По его словам, такие возражения имели право на существование, пока не было надежных инструментов для контроля за национальными бюджетами, но со вступлением в силу фискального пакта они должны быть сняты. «Теперь у нас есть европейский финансовый договор, и немецкая сторона должна признать, что все идет к введению единых облигаций еврозоны», — сказал Бланшар в интервью немецкому деловому изданию.

По словам экономиста, для начала можно попробовать ввести бонды со сроком обращения до одного года и на конкретном примере оценить все достоинства единых облигаций еврозоны. Инициатива, по мнению Бланшара, должна предотвратить повторение ситуации, когда страна, испытывающая финансовые проблемы, попадает в ловушку, передает Reuters. «Инвесторы требуют высокую премию за риск, и государство оказывается втянутым в порочный круг, когда отсутствие возможности рассчитаться с кредиторами из-за высокой доходности по гособлигациям буквально отрезает страну от финансовых рынков», — заявил представитель МВФ.

Кроме того, Бланшар отметил, что Берлину необходимо согласиться на более высокий уровень инфляции в кризисные времена. Установленный Европейским центробанком ориентир в 2% действует для всех стран еврозоны, но в отдельных государствах рост потребительских цен может превышать этот уровень. «Если Германия хочет сократить профицит торгового баланса, более значительного роста потребительских цен избежать не удастся», — заключил экономист.

Между тем власти Германии остаются верны своей позиции в вопросе введения единых облигаций еврозоны. ФРГ по-прежнему выступает против этой идеи, несмотря на призывы отдельных европейских лидеров и экономистов к осуществлению данной меры. Глава немецкого Минфина Вольфганг Шойбле категорично заявляет: «Единых облигаций еврозоны быть не может. Немецкая экономика не выдержит, если будет вынуждена обеспечивать гарантиями долги всех государств еврозоны».

Германия, чьи гособлигации в настоящее время являются эталонными в Европе, выступает против введения единых облигаций еврозоны, так как в случае введения общих долговых обязательств стоимость привлечения средств для Берлина неизбежно возрастет: процентные ставки будут выше, чем те, по которым занимает сейчас на рынке ФРГ. Немецкие власти также указывают на то, что единые облигации еврозоны лишат правительства проблемных стран стимула к сокращению дефицита бюджета и финансовой дисциплине, поскольку их трудности будут «размыты» по всем остальным странам валютного союза и заложены в общие долговые инструменты.

Бюджетный пакт Евросоюза, предусматривающий полуавтоматическое применение санкций к государствам ЕС, нарушающим бюджетную дисциплину, 2 марта 2012 года подписали 25 государств-членов. Свои подписи под документом не поставили только главы Чехии и Великобритании.

Положения договора предусматривают необходимость сбалансированного или профицитного бюджета в государствах — членах ЕС. Иными словами, их годовой структурный дефицит не должен превышать 0,5% от номинального ВВП. Соответствующая норма должна быть включена в законодательство стран-членов, предпочтительно на конституционном уровне, в течение года с момента вступления в силу бюджетного пакта. Надзор за включением этого положения в национальные законодательства возлагается на Суд Евросоюза, решения которого носят обязывающий характер.

Пакт, призванный помочь региону выйти из долгового кризиса, носит юридически обязывающий характер; он вступит в силу после того, как документ ратифицируют по меньшей мере 12 членов еврозоны.