Глава Нацбанка Казахстана Григорий Марченко считает, что 10—12 лет — вполне реальный срок для введения единой валюты Таможенного союза. При этом валюта должна быть наднациональной, заявил он в интервью «Российской газете».

«Должна быть наднациональная валюта, эмитируемая наднациональным банком, так же, как это было сделано в Европе, — подчеркнул он. — Когда создавался Евросоюз, немецкая марка была одной из трех мировых валют. И французский франк, и голландский гульден, и австрийский шиллинг — все были привязаны к немецкой марке. Но именно для того, чтобы реализовать идею единой Европы, немецкую марку в качестве общей для всех валюты решили не использовать: придумали совершенно новые деньги».

Новую валюту Таможенного союза Марченко предлагает назвать, например, «нанорубль». «Кстати, «нан» — по-казахски «хлеб». Получится и нашим, и вашим», — пояснил он. «Еще можно «ё-рубль» — у вас же сейчас это в ходу, — поделился еще одной идеей финансист. — Хотя такой звук никто, кроме жителей бывшего СССР, произнести не может». «Кстати, буквы «ё» и на многих клавиатурах уже нет», — добавил он.

Комментируя высказываемое рядом экспертов мнение о том, что монетарные союзы как модель себя исчерпали, Марченко заметил: «Большинство экспертов, вроде Нуриэля Рубини, — это все развлекательная индустрия, не имеющая никакого отношения к серьезной экономике». Он напомнил, что «тот же Рубини, например, три года назад заявил, что в Исландии полный крах и казахская банковская система ничуть не лучше исландской». «Если проанализировать предсказания этих «пророков», то в большинстве случаев ничего не сбывается. Просто они себя прощают за это и продолжают дальше предрекать крах то там, то здесь», — констатировал Марченко.

По его словам, «любое расширение рынка или устранение границ между странами и регионами приводит к снижению трансакционных издержек». «В результате мы все как потребители выигрываем. Плюс расширение конкуренции: появляются новые продукты, качество улучшается», — указывает финансист.

«Что касается нас, то мы можем извлечь для себя урок из ошибок, которые сделал Евросоюз», — подчеркнул глава Нацбанка Казахстана. Он пояснил: «Они выработали Маастрихтские критерии (финансово-экономические показатели, которым должна удовлетворять страна, претендующая на вступление в Евросоюз. — Прим. «Российской газеты»). В целом все было сделано правильно: согласовали кредитно-денежную политику, создали единый Центробанк, эмитирующий единую наднациональную валюту… Но нужно было также проводить согласованную налогово-бюджетную политику, а этого не было».

Кроме того, в регионе «слишком увлеклись расширением зоны евро». В Таможенном союзе, как полагает Марченко, «может быть сколько угодно стран (сейчас это Россия, Казахстан и Белоруссия. — Прим. ред.). Главное, чтобы все они соответствовали установленным критериям».

Марченко также считает принципиальным сближение странами — участницами Таможенного союза курсовой, денежно-кредитной политики, где сейчас наблюдаются большие расхождения. «К 2020 году у нас будет единый финансовый рынок. К этому времени и курсовая, и денежно-кредитная, и надзорная политики должны быть приблизительно одинаковыми. Иначе ничего не получится. Если в какой-то стране регулирование будет более либеральным, а рынок при этом общий, то все будут регистрироваться именно в этой стране. Получится офшорная зона внутри единого Таможенного пространства. Это никому не нужно», — подчеркнул он.

За основу при создании такого единого рынка, по мнению Марченко, логичнее будет взять не финансово-экономическую модель одной из стран Таможенного союза, а международные стандарты.