Порядка 150 млрд рублей из общего портфеля кредитов Банка Москвы — это необеспеченные кредиты офшорам, которые не ведут операционной деятельности, или компаниям, зарегистрированным в России на физлиц, которые не являются бизнесменами. Об этом рассказал в интервью изданию «Коммерсант. Деньги» зампред правления банка ВТБ, основного акционера столичного банка, Андрей Пучков.

«Можно сказать, что под вывеской Банка Москвы существовало как бы два отдельных банка, — сказал он. — Один банк условно розничный, а второй — «Департамент инвестиционных активов». Этот департамент в основном либо занимался кредитованием собственных проектов топ-менеджмента Банка Москвы, либо выдавал кредиты по каким-то нестандартным схемам. Например, компаниям, которые имели признаки однодневок, или офшорам. Когда банк ВТБ получил возможность сменить менеджмент банка, общий объем кредитов, которые выдал «Департамент инвестиционных активов», составлял 366 миллиардов рублей. Нам удалось сократить этот портфель до 272,5 миллиарда. Часть из них (на сумму около 165 миллиардов рублей) формально уже является просроченной, остальные — еще нет. Но мы понимаем, что судьба их будет такая же».

«Порядка 150 миллиардов рублей от общего портфеля — это кредиты офшорам, которые не ведут операционной деятельности, или компаниям, зарегистрированным в России на физлиц, которые не являются бизнесменами. Все эти кредиты ничем не обеспечены, — констатировал Пучков. — И мы понимаем, что уровень возвратности по этим 150 миллиардам будет предельно низкий».

По словам зампреда ВТБ, «эти кредиты выдавались бывшими топ-менеджерами Банка Москвы с нарушением банковского законодательства, поэтому работа по их возврату часто идет совместно с правоохранительными органами».

«Остальная часть портфеля приходится в основном на кредиты производственным холдингам, которые были созданы, как мы понимаем, бывшими топ-менеджерами Банка Москвы. Среди них — винно-водочные активы Объединенной компании, девелоперские активы, а также группа «Инвестлеспром», — уточнил Пучков. — Эти кредиты выданы компаниям, которые сейчас так или иначе осуществляют операционную деятельность. Другое дело, что у каждой из них свои проблемы».

Финансист рассказал, как ВТБ работает с этими активами: «Сейчас мы проводим оценку технологического оборудования и производственных процессов, чтобы посмотреть, как их можно оптимизировать. Сложность в том, что ни одна из этих компаний-заемщиков до недавнего времени формально Банку Москвы не принадлежала. Сейчас мы пытаемся вернуть это имущество. Первым успехом стало получение Банком Москвы контроля над Объединенной компанией и другими алкогольными активами, которые принято называть алкогольным холдингом Бородина. Далее мы будем проводить реструктуризацию задолженности и при необходимости докапитализировать эти предприятия, может быть, нам придется частично снять с них долговую нагрузку».

«По другим активам ситуация складывается сложнее. Их акционерный капитал не находится под контролем Банка Москвы. В некоторых случаях мы поменяли неэффективный топ-менеджмент на новых руководителей и сейчас активно ведем работу для получения полного контроля над этими предприятиями. Например, такая работа ведется с «Инвестлеспромом», — продолжил Пучков, отметив, что «с акциями этой компании совершались манипуляции с нарушением уголовного законодательства». «Сейчас часть пакета акций «Инвестлеспрома» арестована. Идет работа в тесном взаимодействии с правоохранительными органами», — добавил он.

«Таким образом, по каждому из проблемных активов Долговым центром (долговое подразделение группы ВТБ «ВТБ Долговой центр». — Прим. ред.) разрабатывается своя стратегия. Но общий принцип един: группа ВТБ не заинтересована становиться стратегическим инвестором этих компаний. Наша задача — в среднесрочной перспективе найти отраслевых инвесторов и продать эти предприятия с максимальным финансовым результатом», — заключил представитель ВТБ.

Что касается финансовых вложений в эти активы, то, по словам Пучкова, ВТБ заинтересован в том, «чтобы активы развивались за счет своих возможностей без привлечения дополнительного заемного финансирования, так как долг у предприятий и так большой». «Мы предоставляем дополнительные средства в минимальном объеме, необходимом для запуска производства. Мы готовы предоставить финансирование только тем предприятиям, которые будут в состоянии этот долг обслуживать и вернуть. Ситуация в каждом случае решается очень индивидуально. Например, в случае с алкогольными предприятиями мы предоставили краткосрочные оборотные средства. В других случаях нам приходится делать инвестиции в ремонт оборудования. Это, конечно, более долгосрочные вложения. Но все равно мы не планируем масштабных инвестиций в эти компании», — подчеркнул зампред ВТБ.

Просроченная же задолженность по портфелю Банка Москвы в 165 млрд рублей — это, по мнению Пучкова, те деньги, которые были выведены из банка. «Мы хотим выяснить, куда эти деньги ушли. Они же не могли просто исчезнуть. Они где-то спрятаны. Наша задача сейчас — их найти», — заключил он.

В свою очередь экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин, интервью с которым опубликовано в том же номере издания «Коммерсант. Деньги», заявил: «Мы не выдавали кредитов, которые не подразумевают возврата средств банку».

«При нас проблемных кредитов не было. Резервы банк создавал в соответствии со всеми требованиями и нормативами ЦБ», — утверждает экс-банкир.

«Если ВТБ захватил банк, пусть теперь и отвечает за то, что там происходит», — заключил Бородин.