Число попыток снять деньги с пластиковых карт с начала года увеличилось в разы. Мошенники не оставляют попыток установки на банкоматы фальшивых накладок для считывания данных клиентов банков. Зачастую терминалы цепляют тросом и похищают, чтобы потом разрезать автогеном. От уличных преступников не отстают и хакеры, выуживающие данные с помощью фишинга. О том, как ни один преступник не останется безнаказанным, зам­пред правления Сбербанка Станислав Кузнецов рассказал в интервью «РБК daily».

«У большинства людей преступники ассоциируются с вооруженными людьми в масках, которые забегают в банк и кричат: «Всем лежать, деньги на бочку!» Это вчерашний день, сегодня такое, скорее, экзотика. Преступники в основном промышляют мошенничеством. Здесь на первый план выходит скимминг — установка на банкоматах или платежных терминалах неких устройств и миниатюрной видеокамеры. Устройства считывают магнитную ленту с банковской карты, видеокамера фиксирует вводимый ПИН-код, потом эти данные используются, чтобы снять день­ги с изготовленного дубликата карты. В Европе принят целый комплекс дополнительных мер борьбы со скиммингом: ужесточаются наказания за подобные преступления, мало где можно увидеть карты с магнитной полосой, везде используются чипы. У нас наоборот: около 80% карт — с магнитной полосой и лишь 20% — чиповые.

Мошенники работают и «напрямую» с клиентами, разными способами добиваются у них конфиденциальной информации о счетах, номерах карт, ПИН-кодах, разовых паролях. Еще одна их «аудитория» — это сотрудники банка, прежде всего операционисты во фронт-офисе. Мошенники пытаются воздей­ствовать на наших сотрудников через поддельные документы и недостоверную информацию, пытаются узнать конфиденциальную информацию о счетах клиентов или путем подложных действий, или попыткой принудить, упросить, убедить», — рассказал он.

Кроме этого, по словам Кузнецова, банк фиксирует достаточно большое количество нападений на устройства самообслуживания и банкоматы — в неделю происходит несколько таких случаев.

«Приходят, цепляют банкомат тросом, увозят, а потом разрезают автогеном. Попытки взломать удаленно наши автоматизированные системы, прежде всего «Мобильный банк» и «Сбербанк Онлайн», также фиксируются, однако до сих пор не отмечено ни одного случая взлома систем Сбербанка — у нас достаточно степеней защиты, чтобы выдержать подобные атаки», — поделился Кузнецов.

Говоря о постепенном переходе от магнитных карт в пользу чиповых, он сообщил: «Мы переходим на чиповые карты, однако не все клиенты готовы прийти и поменять магнитную карту. Для массового же обмена сегодня нет такой высокой степени угро­зы. Тем не менее, как только в Европе был принят пакет мер по борьбе с мошенниками, преступники стали мигрировать в другие страны, прежде всего в СНГ и Россию. Этот процесс начался где-то с осени прошлого года, когда мы зафиксировали всплеск случаев мошенниче­ства. В прошлом году, даже с учетом осени-зимы, у нас было 500 случаев скимминга. А за первый квартал этого года уже было зафиксировано 240 случаев скимминга, то есть можно говорить о многократном росте. Сейчас мы в неделю снимаем с банкоматов в среднем два-три, а иногда и три-четыре комплекта незаконно установленного оборудования».

Касаясь новых типов таких уст­ройств, Кузнецов отметил: «Они могут различаться по внешнему виду, но смысл один и тот же — запоминающее устройство, снимающее с магнитной полосы карты всю информацию. Зафиксировав оборудование, мы не бежим его снимать, а вместе с правоохранительными органами начинаем устраивать засады, мониторить, снимать на камеры и фиксировать все, что происходит с этим оборудованием. Благодаря такому взаимодействию количество задержаний преступников резко выросло. При обысках в их квартирах нередко изымаются десятки незаконных устройств. Результативность правоохранительных органов достаточно высокая, но банк тоже не стоит в стороне. На подавляющем большинстве наших устройств самообслуживания и банкоматов установлено антискимминговое оборудование, дорогостоящая штука».