Николя Саркози проиграл во втором туре президентских выборов во Франции и стал 11-м лидером ЕС, потерявшим власть после начала долгового кризиса в Европе. Особую горечь поражению придает тот факт, что уступил он до недавнего времени маловлиятельному и нехаризматичному социалисту Франсуа Олланду. Саркози не спасли ни масштабные экономические реформы, ни громкие обещания борьбы с нелегальными мигрантами. Французы решили доверить борьбу с кризисом новому президенту, пишет «РБК daily».

Олланд набрал во втором туре 51,67% голосов, Саркози — 48,33%. Таким образом, Олланд стал вторым президентом-социалистом в истории Пятой республики после Франсуа Миттерана, руководившего Францией в 1981—1995 годах.

Еще в прошлом году наилучшие шансы занять Елисейский дворец имел глава МВФ Доминик Стросс-Кан, пользовавшийся большой поддержкой в народе и среди политиков. Увы, обвинения в сексуальных домогательствах к американской горничной поставили крест на его президентских амбициях, открыв, казалось, Саркози дорогу к переизбранию. Но тут как чертик из табакерки возник Олланд, который провозгласил себя «кандидатом перемен».

На фоне долгового кризиса, который серьезно затронул вторую по величине экономику зоны евро, многие популистские предложения Олланда пришлись по душе французам. Кандидат-социалист, в частности, обещал снизить на 30% зарплату президента и депутатов, заморозить на три месяца цены на газ, уменьшить планку пенсионного возраста вновь до 60 лет, а также ввести 75-процентный налог на тех, кто зарабатывает более 1 млн евро в год. Особую настороженность его риторика вызвала у банкиров. Кандидат в президенты хотел на 15% поднять налоги для банков и нефтяных компаний, урезать бонусы и наложить запрет на ряд спекулятивных финансовых инструментов, которые, по его мнению, угрожают экономике страны.

Значительные, хотя и не такие серьезные изменения, как пугали некоторые французские консерваторы, социалист Олланд внесет в экономическую политику Франции в рамках Евросоюза. Олланд неоднократно заявлял, что хочет переориентировать Европу на пакт роста вместо принятого пакта стабильно­сти, который требует от стран валютного блока придерживаться жесткой финансовой дисциплины. Он также предлагал прибегнуть к неиспользованным ресурсам Европейского инвестиционного банка. Кстати, именно эта идея уже легла в основу нового плана по стимулированию экономики, который готовится Еврокомиссией к июньскому саммиту ЕС. Реализация задумки позволит привлечь в качестве инвестиций до 200 млрд евро частного капитала.