Судьба Греции по-прежнему неясна, однако инвесторы бегут с рынков, по которым ее возможный выход из зоны евро ударит сильнее всего. За последние девять месяцев они вывели из облигаций Италии и Испании почти 300 млрд евро. Стратеги Citi не исключают того, что в будущем инвесторы могут вывести из двух стран еще по 200 млрд евро портфельных инвестиций. Об этом пишет «РБК daily».

Профессиональные участники рынка уже давно почувствовали, что на юге Европы запахло жареным. По оценке JP Morgan, за по­следние девять месяцев иностранцы продали итальянские гособлигации на сумму 200 млрд евро, а масштабы бегства зарубежных инвесторов из испанских госбумаг достигли 80 млрд евро. В обоих случаях это более 10% от общего объема национальных рынков госдолга. Рост доходности гособлигаций заставил вчера испанского премьера Мариано Рахоя призывать ЕЦБ к возобновлению покупок госдолга проблемных стран. «Я настаиваю на том, чтобы ЕЦБ принял это решение, на которое он уже шел в прошлом», — заявил политик.

Эти оценки подтверждают и данные по оттоку иностранного капитала в целом. С середины прошлого года из Испании за рубеж утекло 100 млрд евро — около 10% ВВП, подсчитал кредитный стратег Citi Мэтт Кинг. Отток капитала из Италии за то же время достиг 160 млрд евро — те же 10% национального ВВП. Причем если в случае Испании капитал выводился примерно в равном соотношении из государственного и корпоративного долга, а также депозитов, то в Италии инвесторы бегут прежде всего из госбумаг. Для сравнения, за первые четыре месяца текущего года отток капитала из России, по данным ЦБ, составил 42 млрд долларов, а за весь прошлый год — 84,2 млрд. Больше было только в кризисном 2008-м — 133,9 млрд долларов.

По прогнозу Мэтта Кинга, и Испания, и Италия могут столкнуться с оттоком еще 200 млрд евро. «Если уже бегство капитала началось, его очень сложно остановить», — сказал он «РБК daily». Например, в случае Греции, Ирландии и Португалии объем инвестиций иностранцев в местный госдолг упал в среднем на треть по сравнению с пиковым уровнем, а депозиты нерезидентов — более чем наполовину.

Вопрос, где припарковать капитал, зарубежные инвесторы решают по-разному. Кто-то переводит средства в немецкие гос­облигации, доходность которых благодаря этому опускается до все новых минимумов. Другие, например управляющий крупнейшим в мире облигационным фондом Pimco Total Return (259 млрд долларов), выводят капитал из госбумаг не только периферийных европейских стран, но и из немецких бундесбондов, переводя его в американские treasuries. «Похоже, это лучший из набора плохих вариантов», — пояснил Pimco свою стратегию.

Отток капитала, прежде всего с рынков госдолга Италии и Испании, непременно продолжится. Обе страны, но в первую очередь Италия, в силу колоссального объема данного рынка (1,9 трлн евро, третий по величине в мире), занимают существенную (иногда до 20%) долю в сводных индексах суверенных бондов, на основе которых многие фонды выстраивают свои портфели. «Они уже начинают пересматривать свои портфели, чтобы избежать избыточной концентрации риска, но этот процесс может ускориться, если не будет предложено решительных мер по преодолению кризиса», — прогнозирует Мэтт Кинг. В той же Италии на иностранных инвесторов все еще приходится более 700 млрд евро от общего объема суверенных облигаций, добавил стратег Citi.