Сбербанк близок к тому, чтобы совершить самую значительную покупку в своей истории: приобретение турецкого Denizbank увеличит долю зарубежного бизнеса в его активах до 9% и на время снизит его аппетит к экспансии в Восточной Европе.

«Если договоримся о приобретении, то 26,7 млрд долларов активов Denizbank — это 6,7% в наших активах на I квартал этого года, уже после приобретения VBI. С учетом Denizbank доля зарубежных активов будет около 9%, опять же, если исходить из того, что договоримся», — сказал финансовый директор банка Антон Карамзин в интервью Reuters.

Сбербанк, активы которого превышают 11 трлн рублей, а рыночная капитализация — более 55 млрд долларов, ведет эксклюзивные переговоры о покупке турецкого банка у франко-бельгийской группы Dexia.

«Если покупка состоится, то она будет крупнейшей нашей покупкой до настоящего времени, но тем не менее мы достаточно комфортно можем себе это позволить с точки зрения достаточности капитала… влияние на капитал будет заметно меньше 1 процентного пункта в терминах Tier 1 (капитал первого уровня)», — сказал Карамзин. Он отказался раскрыть детали и цену обсуждаемой сделки. Карамзин сказал, что Сбербанк сможет профинансировать сделку из собственных средств и ему не придется привлекать деньги на долговом рынке.

«Denizbank на ближайшее время покроет наши потребности на турецком рынке, все-таки это крупный банк из первой десятки. Больше у нас серьезных интересов в Восточной Европе нет (в случае его покупки), мы можем периодически поглядывать на возможности, возникающие в Польше, но это не является «горячим» приоритетом, — сказал Карамзин. — Наши амбиции по закладыванию платформы в Восточной Европе в случае успешного завершения сделки с Denizbank будут в ближайшие годы удовлетворены».

По словам Карамзина, встраивание «такого продвинутого игрока», как Denizbank, в структуру Сбербанка не потребует значительных усилий, поскольку это достаточно «развитая, прибыльная и самодостаточная структура». «Нам нужно будет интегрировать туда свой риск-менеджмент. Они уже и так генерируют достаточно хорошие финансовые результаты, чтобы не требовать какого-то радикального вмешательства на первом этапе», — отметил он.

«Мы проявили интерес, провели предварительные переговоры, намекнули о некотором уровне цен, который был бы для нас приемлем, и продавец заинтересовался, предоставил нам право эксклюзивности… Период эксклюзивности достаточно недолгий», — рассказал банкир. На покупку Denizbank также претендовал Qatar National Bank.

В стратегии Сбербанка стоит цель — зарабатывать 5% прибыли за пределами РФ к 2014 году, но банк признавал, что к установленному сроку ее не достигнет. «(Она) не является «тотемом», на который надо молиться… Наших инвесторов, наоборот, интересует, чтобы она не была больше процента, чтобы мы не отвлекались от нашего домашнего рынка… Для нас важно заложить платформу, которая будет успешна на горизонте 20, 50, 100 лет», — сказал Карамзин.