Эндрю Кэннигэм, старший международный экономист Capital Economics в своей статье в «РБК daily» высказал мнение, что распад зоны евро стал бы беспрецедентным событием, «ибо европейская валюта уникальна сама по себе».

«Тем не менее есть несколько полезных уроков, которые можно извлечь из предыдущих случаев распада монетарных союзов. Некоторые комментаторы утверждают: есть много примеров распада монетарных союзов, и фрагментация зоны евро, если она случится, будет лишь очередным примером этого. Экономист Эндрю Роуз, например, насчитал 69 случаев «валютных выходов» после Второй мировой войны и утверждает, что в целом они проходили довольно гладко. Однако, на наш взгляд, такая точка зрения вводит в заблуждение, потому что ни одно из предшествующих монетарных объединений не было таким же, как зона евро, которая, по сути, является соглашением независимых государств об использовании общей валюты и единого для всех Центробанка. Большинство «валютных выходов», исследованных Эндрю Роузом, затрагивали страны, использовавшие валюты более крупных соседей или колониальных держав, либо же были вовлечены в валютный совет (режим фиксированных обменных курсов)», — пишет он.

По его словам, одним из примеров успешного «валютного выхода» может послужить Ботсвана. «Ее население использовало южноафриканский ранд вплоть до 1976 года, когда страна начала эмиссию собственной валюты — пулы. Переход от валюты ЮАР к собственной прошел эффективно, а сама пула вскоре укрепилась к ранду. Однако «отстыковка» практически неразвитой экономики без своего финансового и даже частного сектора — это, очевидно, менее сложная задача, чем демонтаж зоны евро в кризис, где главной целью является существенная девальвация новой валюты», — считает экономист.

«Исторические примеры, между которыми и зоной евро можно провести больше параллелей, включают в себя распады Австро-Венгерского монетарного союза (1922—1923), советской рублевой зоны (1992—1995) и Чехословацкого монетарного союза (1993). Но и эти прецеденты отличаются от возможных сценариев в зоне евро. Во-первых, они были вызваны политическим распадом, а не проблемами с долгом и конкурентоспособностью, которые разрывают на части еврозону. Во-вторых, во всех этих случаях первоначальная общая валюта была полностью ликвидирована, что вовсе не обязательно должно произойти с евро», — отмечает эксперт.

«Тем не менее уроки, которые можно извлечь из предшествующего опыта, все же есть. Самый поразительный из них — в ряде случаев скорость и масштаб перетока капитала заставили правительства ускорить планы монетарной дезинтеграции. Например, в 1992 году лидеры чешской и словацкой частей Чехословакии намеревались использовать общую валюту в течение шести месяцев после политического разделения страны, намеченного на 1 января 1993 года. Однако масштаб перетока капитала в чешскую часть создал проблемы для властей. Из-за этого монетарный демонтаж был проведен уже в середине февраля 1993 года», — пишет он в своей статье.