Крупнейшие развивающиеся рынки, ВВП которых вырос более чем в четыре раза за прошедшее десятилетие, с начала II квартала этого года столкнулись с наиболее значительным ослаблением своих валют с 1998 года, сообщает агентство Bloomberg.

Впервые за последние 13 лет бразильский реал, российский рубль и индийская рупия стали лидерами падения среди валют развивающихся стран, а китайский юань потерял в цене больше, чем когда-либо после девальвации 1994 года.

Производитель потребительских товаров Procter & Gamble был вынужден понизить прогнозы прибыли и выручки на текущий квартал второй раз менее чем за два месяца из-за потерь от колебаний валютных курсов, а бразильский производитель целлюлозы Fibria Celulose SA запросил банки о смягчении требований по долларовым займам после падения реала до минимума за три года.

Инвесторы бегут с четырех крупнейших развивающихся рынков БРИК, в то время как уровень потребительских дефолтов в Бразилии подскочил до максимума с 2009 года, цены на экспортируемую из России нефть упали до минимума за последние 18 месяцев, бюджетный дефицит Индии увеличился, а цены на недвижимость в КНР упали. Участники рынка ожидают продолжения ослабления валют из-за общего замедления экономического роста.

«У меня достаточно «медвежьи» настроения, — заявил управляющий партнер хедж-фонда SLJ Macro Partners и бывший экономист Международного валютного фонда Стивен Джен. — Когда мировая экономика и потоки капитала замедляются, это вызывает множество проблем в таких странах и заставляет людей остановиться и задуматься. Падение курсов валют может быть особенно неприятным».

По оценкам эксперта, валюты Бразилии, России и Индии могут подешеветь по меньшей мере на 15% к концу текущего года. С начала текущего квартала реал потерял 12% стоимости, что стало максимальным падением среди 31 наиболее активно торгуемой валюты мира, курс которых отслеживает агентство Bloomberg. Рубль подешевел на 11%, рупия — на 10%, а стоимость китайского юаня снизилась на 1,2%, хотя в кризисные 2008—2009 годы его курс оставался неизменным, так как власти страны расширили коридор валютных колебаний.