Центробанк РФ обеспокоен желанием некоторых банков использовать концепцию fair value (справедливой стоимости) для маскировки реальной стоимости некоторых активов, заявил в пятницу журналистам первый зампред ЦБ РФ Алексей Симановский. Об этом сообщает РИА Новости.

Принцип fair value применяется в отчетности по международным стандартам финотчетности (МСФО) при определении стоимости отдельно взятого объекта, активов или обязательств организации.

«В жизни концепция справедливой стоимости используется для того, чтобы камуфлировать несправедливую стоимость. Она, как в песне Высоцкого, когда ложь надела одежду правды и правда была оболгана, обругана, а ложь прекрасно себя чувствовала», — сравнил Симановский.

«Тут примерно та же ситуация: надевается «платье» справедливой стоимости на старую каргу, и получается, что тоже закрывается «дыра» в балансе. С точки зрения внешнего вида все прекрасно, потому что центнер штукатурки наложен на все это дело. Меня это беспокоит», — добавил он.

По словам Симановского, беспокоит такая ситуация не только российского регулятора: G20 уже дала рекомендации соответствующим органам, занимающимся тематикой МСФО, по совершенствованию подходов к оценке справедливой стоимости.

«Концепцию fair value нужно развивать таким образом, чтобы она могла применяться в тех случаях, в которых применима, когда действительно есть рынок, который дает возможность оценить по рынку. Потому что мы тоже знаем, что манипуляции на рынке есть… Такая работа ведется уже несколько лет… Когда она будет завершена, я не готов сказать», — отметил первый зампред ЦБ.

Пока нет каких-то решений, нужно исходить из того, что орган регулирования, в том числе ЦБ, может устанавливать, в каких ситуациях концепция справедливой стоимости не может использоваться.

«Самый простой способ решения этого вопроса — это сказать о том, в каких ситуациях для целей надзора и регулятивной оценки активов концепция справедливой стоимости использоваться не может, а должна использоваться концепция амортизированной стоимости, то есть через историческую стоимость», — считает Симановский.

В его понимании концепция справедливой стоимости может использоваться только на активном рынке, как и записано в МСФО.

«Вопрос в том, что такое активный рынок. Это как в ситуации, когда не видишь какого-то животного, а когда увидишь — никогда не спутаешь ни с каким другим. Вот и в этой ситуации, с одной стороны, на уровне концепции понятно, что такое активный рынок, но надо определить его критерии, чтобы все остальное отсечь», — полагает представитель регулятора.

Стандарты МСФО определяет активный рынок как рынок, на котором выполняются несколько условий: обращающиеся на рынке объекты имеют однородный характер; как правило, в любое время можно найти покупателей и продавцов, желающих совершить сделку; информация о ценах является общедоступной. Однако для некоторых активов такой рынок отсутствует.

По оценке Симановского, сейчас в системе около двух-трех десятков банков, которые искусственно нагоняют прибыль за счет переоценки вложений в ценные бумаги.

«Банки разные — какие-то банки нагоняют себе прибыль, какие-то банки «изгоняют» из себя прибыль. Я думаю, что есть банки, которые могут занижать прибыль. Тут вопрос доказательств, этой стороной мы не занимаемся, это за пределами надзорных возможностей, но ощущение есть такое», — отметил первый зампред ЦБ.

Среди других рисков, проявившихся еще несколько лет назад в разгар кризиса и существующих до сих пор, Симановский отмечает вложение банками средств в инвестпроекты.

«Эти проблемы были накануне кризиса. Проявились в кризис, но у кого-то проявились, у которого не проявились. Они продолжают иметь место сегодня у некоторых банков. Эта тема меня беспокоит», — заявил он.

По мнению Симановского, в условиях не очень благоприятной ситуации для активности на рынке проектного инвестирования кто-то может посчитать, что самое время дешево купить, а при реализации получить очень хорошую доходность. «Я полагаю, что это было бы неосмотрительно», — отметил он, добавив, что не против участия банков в инвестиционных проектах.

Но доля участия банков в них, по его мнению, должна составлять 1—2% капитала на проект. «Проценты капитала, но никак не четверть, треть, половина. Должен быть взвешенный подход особенно у банков, имея в виду, что они задействуют чужие средства главным образом на такого рода вложения», — заявил Симановский.