Российские банки, сумевшие расчистить балансы от плохих активов и заручившиеся поддержкой регулятора на случай дефицита ликвидности, видят основную проблему в сокращении источников пополнения капитала на фоне приближающегося кризиса, считают участники прошедшего в РСПП круглого стола «Капитализация банков — 2012».

«Проблема капитала стоит очень остро не только в России, но и за рубежом, его источники очень сильно ограничены», — сказала первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова, отметив, что основные факторы риска, характерные для предыдущего кризиса, уходят на второй план.

«Мы во многом адаптировались к ситуации. По кредитным рискам меньше обеспокоенности, чем было в 2008 году. Наши заемщики очень разумно использовали оттепель на кредитных рынках после 2008 года, чтобы рефинансироваться в длину. Ситуация с ликвидностью тоже более комфортная, потому что есть большее доверие к регулятору — основному источнику экстренной ликвидности, механизмы отработаны. Бюджетная ситуация в абсолютно приемлемых пределах — у государства есть запас, чтобы оказать поддержку», — пояснила она.

Основным источником капитализации российских банков традиционно была прибыль, но именно на ней приближение кризиса сказывается очень заметно. «Кризисные явления очень негативно сказываются на рентабельности банковского бизнеса — маржа серьезно снижается, особенно с учетом дополнительной потребности в резервировании. Это создает дополнительные сложности для увеличения капитала», — подчеркнула Трофимова.

Рынки капитала, которые и в лучшие времена были доступны лишь для узкого круга российских банков, в последнее время оказались для них полностью закрыты на фоне нарастания глобальной финансовой нестабильности.

«Сейчас рынки такие, что… мы стоим ниже капитала из-за ожидания кризиса. По такой цене размещаться, конечно, невозможно. В этом смысле рынок для нас закрыт», — сказал предправления НОМОС-Банка Дмитрий Соколов. НОМОС-Банк в апреле прошлого года провел IPO в Лондоне, став первым частным российским банком, чьи акции торгуются на зарубежной площадке.

Многие банки, столкнувшиеся с проблемой нехватки капитала, с надеждой смотрят на акционеров, но в условиях кризиса им самим может понадобиться помощь.

«Внесение средств акционерами никогда не являлось доминирующим источником капитала для российских банков… В кризис, когда у акционеров дополнительные сложности, это становится еще более проблематично. К сожалению, банки не являются приоритетом для частных собственников, так как показывают рентабельность значительно ниже, чем активы в промышленности или недвижимости», — отметила Трофимова.

И все же российские банки не теряют оптимизма. НОМОС-Банк, несмотря на сложности с привлечением капитала, не отказывается от планов покупки 44-процентного пакета Ханты-Мансийского Банка (ХМБ), выставленного на продажу властями одноименного округа. Аукцион назначен на 28 сентября, начальная цена — 12,8 млрд рублей. «Заплатим, сколько потребуется», — прокомментировал Соколов возможную цену сделки.

Он не ответил на вопрос, готовы ли помочь деньгами основные акционеры банка, отметив лишь, что в прошлый кризис банк получил от собственников 600 млн долларов.

В целом недостаток капитала может притормозить сделки слияния и поглощения в российском банковском секторе, признал предправления ХМБ. «Пока сохраняется вычет из капитала на участие в капитале других банков, естественно, не будет и приобретений, если нет источников капитала», — сказал он.

Газпромбанк, достаточность капитала которого к июню снизилась до 12%, в текущем году планирует вдвое сократить темпы роста бизнеса. А конвертация субординированного кредита ВЭБа в акции и учет в капитале субординированных евробондов на 500 млн долларов позволят банку к 1 июля увеличить показатель достаточности капитала до почти 13%, сообщал ранее зампред ГПБ Александр Соболь.

«Мы планируем на этот год в два раза более низкие темпы роста, чем в прошлом году. И все потребности в капитале уже покрыты той сделкой по конвертации субординированных обязательств, которую мы только что закрыли, а также привлечением субординированных облигаций в долларах. Если темпы роста будут более значительными, мы будем рассматривать различные формы увеличения капитала, скорее всего — капитала второго уровня», — сообщила Трофимова.

По ее словам, в сокращении капитала есть и позитивная составляющая, поскольку капитал будет использоваться более эффективно.

Тем не менее первый вице-президент Газпромбанка оценивает потребность российских банков в капитале в среднесрочной перспективе в сотни миллионов долларов.

«Потребность российских банков в капитале, в отличие от западных, связана не с необходимостью закрытия дыр, а с необходимостью обеспечения дальнейшего роста. Некоторое торможение роста кредитов и активов, которое мы наблюдаем в последнее время, связано не столько с кризисными явлениями или проблемами с ликвидностью, сколько с обостряющейся проблемой дополнительных источников капитализации для банков и ужесточающимися регуляторными требованиями ЦБ», — подчеркнула Трофимова, пояснив, что регулятивный фактор сказывается на капитале даже более негативно, чем традиционные риски.

«Наверное, среди всех угроз для капитала, которые можно рассматривать на ближайшие два-три года, регулятивный фактор является одним из основных», — считает топ-менеджер ГПБ.

В условиях снижения прибыльности банковского бизнеса и закрытия рынков многие кредитные организации видят в субординированных займах основной источник пополнения капитала, однако ЦБ призывает относиться к этому инструменту с осторожностью. «Слава богу, есть возможность привлекать суборды, хотя и здесь есть препятствия», — сказал Соколов.

Комментируя позицию банков, заместитель директора департамента банковского регулирования и надзора ЦБ РФ Михаил Ковригин отметил, что Базельский комитет планирует постепенно отказаться от учета субординированных займов в капитале. «Кризис показал, что самым надежным капиталом является капитал первого уровня. Другие источники капитала признаются не столь надежными. «Базель III» предполагает, что если субординированные заимствования не могут быть конвертированы в основной капитал, то в регулятивном капитале они перестают учитываться — по 10% на протяжении 10 лет», — сказал он, добавив, что, с точки зрения регулирования, привлеченный от акционеров капитал является более перспективным.

У регулятора свой рецепт от нехватки капитала: более разумно относиться к рискам. «Логика может быть такая: наиболее рискованные операции, которые «съедают» много капитала, будут сжиматься. Если капитала будет недостаточно для покрытия принятых рисков, банки будут сокращать наиболее рискованные позиции. С точки зрения регулятора, это нормальный подход. Наверное, меньше надо будет кредитовать непрозрачных заемщиков, рискованных заемщиков, заемщиков с низкой кредитоспособностью», — считает Ковригин.