Банк России считает ненужным и маловероятным изменение курса рубля относительно бивалютной корзины до конца года.

«До конца года мы считаем ненужным и маловероятным изменение курса рубля относительно бивалютной корзины и будем его регулировать. Это такая сбалансированная позиция», — сообщил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев в интервью «Российской газете».

Он отметил, что все, что сейчас происходит с рублем, связано, прежде всего, с ситуацией на мировом валютном рынке — там доллар падает относительно евро и остальных валют, а в России он слабеет к рублю.

«Евро у нас сейчас стоит 35,29 рубля. И если доллар будет продолжать ослабевать к евро на мировом рынке, соответственно, у нас он будет снижаться до 24,9 и 24,8 рубля. А к евро, наоборот, будет расти до 35,4, 35,5, 35,6 рубля», — говорит первый зампред ЦБ.

«Валютная политика Центробанка ориентируется на бивалютную корзину, состоящую на 55% из доллара и на 45% из евро. Сейчас она стоит 29,62 рубля», — подчеркивает А. Улюкаев.

По его мнению, номинальный курс рубля к доллару будет колебаться в соответствии с динамикой в паре доллар-евро, а укрепление реального эффективного курса будет продолжаться, но очень небольшое, уже с поправкой на разность российской и мировой инфляции. «В этом году укрепление реального курса рубля до конца года не превысит 5% (а сейчас он укрепился почти на 4%)», — говорит А. Улюкаев, отмечая, что это существенно меньше, чем было в прошлом году.

«Мы не укрепляем рубль. Если бы мы хотели укрепить рубль, то просто ушли бы с валютного рынка, не покупали валюту. И тогда рубль укреплялся бы еще больше. А мы, покупая доллары, противодействуем излишнему укреплению рубля, которое невыгодно нашим производителям. Покупая много, мы совсем можем остановить укрепление, но такой искусственный курс будет тоже неправильным», — считает он.

Говоря о долгосрочной валютной политике ЦБ, на перспективу 3—4 лет, А. Улюкаев отметил, что Центробанк ставит задачу перехода к инфляционному таргетированию, то есть к регулированию показателя инфляции и к свободному плаванию рубля. «А до этого времени, пока рубль будет в управляемом плавании, мы будем брать на себя обязательства поддерживать определенный курс. В том, что наш Центробанк сможет это делать, я абсолютно уверен, в этом смысле запас прочности у него огромный», — добавил первый зампред.