Латвийский банк Citadele («Цитадель»), занимающийся выплатой возмещения 111 805 вкладчикам Latvijas Krajbanka (Латвийского Сбербанка), на настоящий момент выдал 326,698 млн латов (1 доллар — 0,58 лата. — Прим. ред.). Такую информацию обнародовали представители Citadele. Таким образом, выплачено уже 98% гарантированной государством суммы вложений в Krajbanka, сообщает ИА REGNUM.

Однако, как отмечают представители Citadele, еще несколько десятков тысяч бывших клиентов Latvijas Krajbanka не забрали причитающиеся им возмещения на сумму почти 6 млн латов. Согласно латвийским нормативным актам, пострадавшие вкладчики имеют право получить гарантированное государством возмещение в течение 60 лет с того момента, когда их вклады стали недоступными, даже если речь идет о нескольких сантимах или латах.

Крах Latvijas Krajbanka стал в конце ноября 2011 года серьезным потрясением для республики, напоминает ИА REGNUM. Он связан со скандалом вокруг фигуры Владимира Антонова — российского бизнесмена, получившего известность после того, как он захотел приобрести автомобильный концерн SAAB, но не осуществил задуманное. Антонов владел литовским банком Snoras, латвийским Krajbanka и частью акций авиакомпании AirBaltic. В объяснение произошедшему публицист Юрий Алексеев написал статью, в которой выдвинул версию, что Антонов угодил в ловушку. В поддержку мнения Алексеева высказались и некоторые другие специалисты и эксперты. Основные тезисы данной версии связаны с тем, что Прибалтика считается «шведской вотчиной». В Латвии из крупных нескандинавских банков после крушения банка Parex оставался лишь Krajbanka — пока он тоже не погиб. Дело в том, что 500 млн долларов, на которые Антонов намеревался приобрести SAAB, он временно «вынул» из принадлежавших ему Snoras и Krajbanka. Потом он рассчитывал возместить эту недостачу за счет серьезного кредита, который ему пообещал Европейский банк реконструкции и развития — на развитие компании. Однако, подключив международные рычаги, сделку с покупкой SAAB искусственно «притормозили», а вместе с ней «зависла» и выдача кредита. Дальше оставалось инициировать проверку в принадлежавшем Антонову банке Snoras и обнаружить недостачу. Последовали скандал и закономерное решение о национализации, а затем и ликвидации Snoras. Погибая, тот автоматически потянул за собой и Krajbanka, в котором литовскому банку принадлежал контрольный пакет акций. В результате банковский сектор Литвы и Латвии теперь безраздельно принадлежит скандинавским игрокам, заключает информагентство.