Бывший заместитель начальника СИЗО «Бутырка» по лечебно-профилактической работе Дмитрий Кратов, обвиняемый в халатности, которая повлекла за собой смерть юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, считает, что причиной гибели заключенного стал «сильный психоэмоциональный стресс», а не острый панкреатит или другое заболевание.

По словам подполковника, Магнитский скончался от дилатационной кардиомиопатии — острой сердечной недостаточности с отеком легкого и головного мозга. Спровоцировать ее мог сильнейший стресс в последние два-три часа жизни юриста.

При этом Кратов отказался отвечать на вопрос о том, действительно ли сотрудника Hermitage Capital пытали перед смертью. «О действиях сотрудников режимной службы я промолчу. Да и не могу я говорить о том, свидетелем чему не был. Я просто медик», — отметил бывший замначальника «Бутырки». Он рассказал, что на теле погибшего заметил свежие следы от наручников, ссадины на фалангах пальцев и кровоподтек на левой голени.

«Само заключение в стенах СИЗО — это стресс. В последние дни Магнитский много работал, в том числе по ночам, — он был очень принципиальный и грамотный. Так он готовился к судам. В эти дни его часто вывозили на заседания. Медработники рассказывали, что, когда он отправлялся на суд рано утром 12 ноября, был абсолютно уверен, что его освободят. Этого не произошло, и он вернулся совершенно подавленным. Говорил, что какие-то документы, представленные на суде, подменили. Все это, конечно же, отразилось на здоровье», — рассказал Кратов.

Бывший главврач СИЗО также предположил, что «что-то серьезное» с Магнитским случилось уже не в «Бутырке», а в «Матросской Тишине». Еще когда юрист сидел в СИЗО № 99/1, его отводили на обследование в больницу «Матросской Тишины». На основании УЗИ был поставлен диагноз — панкреатит и холецистит. Магнитскому было рекомендовано сделать операцию в плановом порядке. Однако врачи изолятора предложили провести операцию уже после освобождения, в гражданской клинике.

Магнитский утверждал, что писал несколько заявлений с требованием провести обследование и лечение, однако Кратов полагает, что все эти заявления предназначались Страсбургскому суду. По его словам, на его имя и имя начальника «Бутырки» эти бумаги не поступали. При этом в распоряжении издания оказалось около 10 таких заявлений, в одном из которых Магнитский в связи с ухудшением самочувствия просит, чтобы его осмотрел врач.

Кратов также отметил, что ему непонятно, как он попал в «список Магнитского», запрещающий ряду российских чиновников въезд в США. «У меня нет ни счетов, ни недвижимости за границей, как у других включенных в список. За рубежом я никогда не был. Я вообще за пределы Советского Союза никогда не выезжал, загранпаспорта не имею. И в России я живу с семьей в общежитии», — объяснил он.

Рассказывая о последнем дне Магнитского, бывший замглавы «Бутырки» подчеркнул, что в больницу «Матросской Тишины» юриста в день его смерти перевезли лишь для того, чтобы «перестраховаться». «Даже из показания фельдшера скорой, которая перевозила его из «Бутырки» в больницу «Матросской Тишины», видно, что острой боли не было. Он шел на своих ногах, нес сумки, сам сел в машину скорой. По данным врача больницы Нафикова, Магнитский не вел себя так, как ведут люди с острой болью при панкреатите (не съеживался калачиком, не держался за живот и так далее)», — заключил Кратов.

Напомним, юрист фонда Hermitage Capital Магнитский обвинялся по делу об уклонении от уплаты налогов на 500 млн рублей. Ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3, 5 ст. 33, ч. 2 ст. 199 УК РФ («Организация и пособничество в уклонении от уплаты налогов с организации группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере»). Магнитский умер в СИЗО в ноябре 2009 года. Его смерть вызвала большой общественный резонанс в России и на Западе. Сенатор-демократ от штата Мэриленд Бенджамин Кардин выступил автором законопроекта, по которому целому ряду российских официальных лиц, причастных к смерти Магнитского, будет запрещен въезд в США. Кроме того, чиновников ждут дополнительные санкции.

Тверской суд Москвы приступает к рассмотрению уголовного дела Кратова. Подполковник обвиняется по ч. 2 ст. 293 УК РФ («Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека»). По версии следствия, Кратов ненадлежащим образом исполнял свои должностные обязанности по оказанию медицинской помощи заключенным в СИЗО. Результатом этого стала смерть Магнитского.