Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман в своей статье для The New York Times рассказал, почему угрозы, что огромный долг США приведет страну к дефолту, не сбылись.

«В течение многих лет якобы умные люди пугают нас страшными последствиями больших бюджетных дефицитов (дефицитов, появившихся в результате продолжающегося экономического кризиса). В мае 2009 года Найалл Фергюсон из Гарвардского университета объявил, что «волна эмиссии долговых обязательств» приведет к резкому скачку процентной ставки в США. В марте 2011-го Эрскин Боулз, сопредседатель злополучного комитета по дефициту при президенте Обаме, предупредил, что если дефицит в ближайшее время не будет уменьшен, то «рынки обрушат нас» в течение ближайших двух лет. Однако интересная штука происходит на пути к обещанному налогово-бюджетному кризису: проценты по займам вместо роста упали до самого низкого уровня в истории США. И подобная ситуация наблюдается не только в Америке. Во всех развитых странах кредиты в национальной валюте можно получить очень дешево», — пишет эксперт.

По его словам, тот факт, что дефицит не привел к обещанному повышению процентной ставки, «красноречиво говорит о природе экономических проблем США (а также о наличии или отсутствии мудрости у самопровозглашенных налогово-бюджетных стражей)».

«Но перед тем как мы обсудим это, давайте проанализируем чрезвычайно низкую стоимость кредитов, таких низких, что даже в некоторых случаях инвесторы платят правительствам, чтобы заполучить их деньги. Чаще всего это происходит с защищенными от инфляции долговыми инструментами, чьи будущие выплаты зависят от потребительских цен, а значит, защищены от возможной инфляционной эрозии. Но еще недавно даже с такими гарантиями инвесторы требовали значительную компенсацию. До начала кризиса 10-летние обеспеченные облигации США обычно платили примерно 2%. Однако совсем недавно ставки по ним составили −0,6%. Инвесторы готовы для приобретения государственных гарантийных фондов заплатить сумму, превышающую поправку на инфляцию. Это означает, что они предлагают правительствам бесплатные деньги на следующие десять лет», — отмечает Пол Кругман.

Те, кто недавно активно говорил об увеличении ставки с приходом кризиса, теперь пытаются объяснить причины провала их предсказаний. Чаще всего они ссылаются на ФРС, которая, по их словам, сохраняет искусственно заниженную процентную ставку с помощью покупки государственных облигаций. Но это объяснение перестало работать прошлым летом, когда американский Центробанк временно приостановил покупку облигаций, уверен экономист.

По его мнению, не следует больше обращать внимание и на угрозы превращения Америки в Грецию. «Такие страны, как Греция и Испания, страдают главным образом из-за неправильного решения отказаться от национальной валюты ради евро, что сделало их чрезвычайно уязвимыми», — пишет Кругман.

«Сейчас мы имеем ситуацию «шока после снижения долга путем быстрой и одновременной продажи активов». Домохозяйства резко снизили заимствования; бизнес сидит на наличных, не видя смысла увеличивать производство на фоне стагнации продаж; инвесторы не знают, в каком направлении двигаться и куда вкладывать деньги. Именно поэтому последние скупают госдолг, несмотря на очень низкую отдачу. По сути, предлагая дешевые деньги, инвесторы просят правительства выпускать больше долга. И правительства должны прислушаться к их желанию, не боясь угрозы краткосрочного дефицита. Никто не спорит о наличии проблемы долгосрочного бюджетного дефицита, но для разрешения этой проблемы мы должны в первую очередь взять под контроль необузданный рост цен на медицинское страхование. Но увольнять школьных учителей и отменять проекты по строительству инфраструктуры, когда инвесторы предлагают деньги под нулевые или отрицательные проценты, — настоящее сумасшествие. Нам даже не надо приводить кейнсианский аргумент о рабочих местах. Когда имеются дешевые деньги — пришло время для инвестиций. А вложение денег в образование и инфраструктуру — инвестиции в будущее Америки», — уверен экономист.