Нетто-покупка валюты Национальным банком Казахстана с начала текущего года составила 300 млн долларов, сообщил глава регулятора Григорий Марченко в интервью агентству «Прайм».

При этом резервы Нацбанка составляют 29,5 млрд долларов, средства Нацфонда, которыми управляет Нацбанк, — 53 млрд.

«В феврале и мае мы много покупали — чуть более 2 миллиардов долларов, а в июне и июле продали 1,7 миллиарда долларов, но в целом по году у нас нетто-покупка», — сказал Марченко.

В конце мая началось падение цен на нефть — со 120 до 93 долларов за баррель, за которым последовало ослабление рубля.

«То, что до этого было укрепление (рубля. — Прим. «Прайма»), никто не заметил, а девальвацию на 15% сразу видно. У нас пошли разговоры: раз в России девальвация, значит, и в Казахстане обязательно будет. Это стимулировало спрос на валюту», — объяснил Марченко причину продаж.

Однако, как напомнил глава Нацбанка, нынешний курс — 150,2 тенге за доллар — укладывается в сформировавшийся после компенсирующей девальвации февраля 2009 года коридор в 145—151 тенге за доллар.

С точки зрения резервов Нацбанка ключевыми показателями остаются курс евро и цена золота в долларах, а не интервенции, которых было мало, уточнил собеседник агентства.

«За последние три года волатильность тенге составляла всего плюс-минус 2%», — сообщил Марченко.

Также глава казахстанского ЦБ рассказал, что регулятор с конца прошлого года приобрел более 20 тонн золота. Он уточнил, что в стране ежегодно производится 25—26 тонн, но мелкие производители пытаются обходить приоритетное право Нацбанка на приобретение всего добываемого в стране золота.

«Мы уже купили более 20 тонн с конца прошлого года при годовом объеме производства в стране 25—26 тонн. Общий запас — более 100 тонн. Но, к сожалению, не все продают: два крупных производителя «Казахмыс» и «Казцинк», на которых приходится примерно 75% производства, продают нам полностью, а мелкие производители пытаются обходить, пользуясь тем, что получают разрешение на вывоз сырья на аффинаж в Россию, так как в Казахстане якобы нет технологии переработки их концентрата. Мы правительству об этом сообщили, они определенные меры будут принимать», — сказал глава Нацбанка.

В июле в Астане заложили фундамент нового аффинажного завода. Строительство завода финансирует госфонд «Самрук-Казына», работы будут закончены примерно через 2—2,5 года. По словам Марченко, Нацбанк с самого начала был против — «в Казахстане уже есть два аффинажных завода, мощности которых более чем достаточно: совокупный показатель — 48 тонн». Таким образом, получается, что новый завод рассчитан исключительно на мелких производителей.

«Предполагается, что там будет более совершенная технология, которая позволит перерабатывать разные типы руды», — указал Марченко.

При этом у нового завода сначала не будет клейма Лондонской биржи металлов, так как для его получения надо перерабатывать минимум 10 тонн золота в течение трех лет подряд. Марченко уточнил, что производители будут сначала возить драгметалл на фабрику в Усть-Каменогорск, где и будут ставить клеймо. «Иначе Нацбанк впоследствии не сможет это золото продать», — пояснил он.