Максим Ноготков рассчитывает продать миноритарный пакет группы «Связной» в 25—30% акций примерно за 600 млн долларов. Как сообщил основатель группы в интервью «Ведомостям», деньги нужны на развитие сопутствующих проектов — Связного Банка и магазинов Enter.

При этом Ноготков отметил, что компания готова ждать удачного момента для продажи доли: «Если инвестиционные ресурсы слишком дороги, мы готовы медленнее развивать свои проекты, инвестируя в них самостоятельно».

Рассказывая о развитии банковского бизнеса, владелец группы «Связной» отметил, что его первоначальный расчет на нереализованный спрос на безналичные платежи, то есть на карточные продукты, в итоге оправдывается: «Мы это видим в том числе по магазинам «Связной»: если раньше картами оплачивалось процентов пять товаров, то сейчас — уже 28%. Не только нашими картами — всех банков». При этом он отметил, что если в целом по российскому рынку карточные трансакции растут больше чем на 30% в год, то «у Связного Банка рост кратный».

Отвечая на вопрос издания, Ноготков прокомментировал финансовый результат деятельности банка — убыток в 4 млрд рублей по итогам 2011 года против чистой прибыли в 94,8 млн годом ранее. «Мы потеряли меньше, чем планировали. Дело в том, что в прошлом году мы вырастили бизнес и расходы в несколько раз. Например, расходы на IT выросли в пять раз. И вообще карточный бизнес как тип бизнеса начинает приносить деньги (только) на второй-третий год своего существования, потому что в момент выдачи карты мы создаем резерв на всю сумму лимита, а доходы получаем постепенно в течение двух лет, — пояснил он. — То есть в момент запуска мы создали большие резервы, вложили большие инвестиции, наняли дополнительных людей для работы в магазинах (менеджеров по продаже финансовых услуг в центрах мобильной связи «Связной». — Прим. «Ведомостей»), заплатили комиссию «Связному» за работу — поэтому ничего неожиданного не случилось».

«Когда мы запускались в октябре 2010 года, то объявляли, что на первом этапе инвестиции в банк составят около 340 миллионов долларов, — напомнил он. — По этому плану мы и идем, и даже лучше, чем ожидали первоначально. В первом полугодии этого года мы вышли на операционную прибыльность».

Ноготков уточнил: «В этом году у нас в два раза сократились резервы, которые мы создаем под карточные лимиты, по сравнению с прошлогодними выдачами. Поэтому по российским стандартам отчетности мы были прибыльны уже по итогам I квартала 2012 года. По МСФО мы прибыльны по результатам за первое полугодие 2012 года».

Владелец группы «Связной» признал, что по сравнению с достаточно амбициозными планами декабря 2011 года стратегия банка была несколько скорректирована. «По совокупности причин — частично по внутренним соображениям, частично из-за внешнего состояния рынков, частично из-за позиции ЦБ (ограничений по темпу роста бизнеса. — Прим. ред.) — мы идем медленнее, чем хотели. Тем не менее достаточно быстро по сравнению с рынком в целом», — отметил он.

Относительно ограничений регулятора Ноготков пояснил: «Мы наложили нашу линейку привлекательных продуктов на сеть из 3 тысяч магазинов, и темпы нашего роста не могли остаться незамеченными со стороны регулятора — в 2011 году розничные активы и пассивы Связного Банка выросли в десятки раз. В этом нет ничего удивительного, если взглянуть на нашу модель. У нас работает 25 тысяч человек, которые умеют хорошо продавать, а по проходимости и по присутствию у нас одна из лучших (розничных) сетей в стране… Подобный рост привлек внимание регулятора, и нам рекомендовали ввести самоограничения на рост: выдавать меньше карт, не увеличивать ставки по вкладам — в общем, расти не так быстро, как нам бы хотелось и как это позволяет рынок». «Это новый для меня опыт, но тем не менее это некая данность, в которой мы живем», — заметил предприниматель.

Другой проект, на развитие которого пойдут деньги от продажи миноритарного пакета в группе «Связной», — Enter представляет собой, по словам Ноготкова, «мультиканальный ретейл: это и Интернет, и бумажные каталоги, и терминалы, и точки, где можно забрать товары, где их можно вернуть». «Мы конкурируем и с чисто онлайновыми игроками, такими как Ozon, и с офлайновыми ретейлерами — компаниями, торгующими электроникой, мебелью и прочими товарами», — уточнил Ноготков.