У финнов меньше причин, чем у кого бы то ни было, продолжать вкладываться в сохранение евро, пишет британский журнал The Economist.

Заявление главы Европейского центробанка Марио Драги о том, что он «пойдет на все» для предотвращения распада евро, помогло понизить стоимость займов для Италии и Испании. Премьер-министр Греции Антонис Самарас наносит визиты своим коллегам в Берлине и Париже с просьбой дать больше времени на урезание бюджета Греции, подчеркивая, что для этого не понадобится дополнительных займов. Кульминация скандала между Грецией и ее кредиторами, вероятно, будет отложена еще на несколько недель, пока «тройка» не вынесет решение, одобрить ли следующий транш финансовой помощи.

Греческая экономика пребывает в глубокой рецессии, и Германия, по-видимому, окончательно разуверилась, что вливание дополнительных средств здесь чем-то поможет. Бундесбанк по-прежнему выступает против скупки ЕЦБ облигаций Италии и Испании для понижения стоимости долга. К этим знакомым тревогам прибавилась новая: «палки в колеса», нивелирующие усилия по спасению евро, может вставлять не Берлин, а другая северная столица, проповедующая экономический аскетизм, — Хельсинки.

В прошлом месяце министр финансов Финляндии Ютта Урпилайнен вызвала переполох, когда сказала, что ее страна «не взвалит на себя евро, не заботясь о цене» и что Финляндия не готова оплачивать долги других государств. Совсем недавно министр иностранных дел Эркки Туомиоя, заявил, что у Финляндии есть план действий на случай распада евро. Показательно, что Финляндия потребовала обеспечения для своего вклада во вторую волну финансовой помощи Греции и для средств, которые она направила на спасение испанских банков.

В случае если сохранение евро потребует распределения долгового бремени на всех стран — участников валютного союза, Финляндия может заблокировать подобное решение. Некоторые эксперты даже полагают, что Фиксит (выход Финляндии из еврозоны, Fixit) более вероятен, чем Грексит (Grexit).

Правда заключается в том, что Финляндия действительно потеряет больше всех в случае объединения всех суверенных долгов. МВФ подсчитал, что совокупный валовой долг стран еврозоны достигнет своего пика в 91% от ВВП в следующем году, тогда как отношения долга к ВВП в Финляндии достигнет только 53%, самый низкий уровень, за исключением Эстонии и Люксембурга.

Финансирование долгов проблемных государств стоило Финляндии примерно столько же, сколько Германии. После Японии и Италии Финляндия является наиболее быстро стареющей страной среди развитых экономик, так что у нее есть причины избегать роста долгов. Оправившись от неприятного банковского кризиса 1990-х за счет собственных усилий, финны настроены против того, чтоб вытягивать «слабаков».

Кроме того, Финляндия меньше всех выиграет от сохранения еврозоны в нынешнем составе. Банки страны имеют мало прямых контактов с периферийной зоной Европы в отличие от французских и немецких кредитных организаций. Экономика Финляндии слабее интегрирована в зону евро, чем экономики других Скандинавских стран.