Перед второй волной кризиса журнал Global Finance решил оценить, кто из глав ЦБ лучше всего справляется с экономическими неурядицами. Как это ни удивительно, оказалось, что председатель ЦБ РФ Сергей Игнатьев в 2011 году поработал лучше, чем глава ФРС Бен Бернанке. Вперед глава Банка России пропустил всего шесть коллег по цеху, пишет «РБК daily».

Каждый глава ЦБ получал отметку от D, соответствующей двойке, до А — пятерки. Главными критериями, по которым оценивали деятельность руководителей ЦБ, стали показатели инфляции и безработицы в стране, а также способность эффективно управлять процентными ставками.

«Мы имеем дело с одним из самых тяжелых периодов в истории, так что управляющие центральными банками оценивались по самым жестким критериям», — говорится в открытом заявлении Global Finance.

Первое, что бросается в глаза, — прогресс главы ФРС США Бена Бернанке: он за 2011 год получил четверку, а не тройку, как годом ранее. А вот его сосед из Канады Марк Кэрни получил высший балл (B+ в прошлом году), впрочем, и проблем у него меньше. «Бернанке четыре заслуживает. Он провел две волны денежного смягчения. Дал ликвидности, при нем сохранился спрос на госбумаги. Денежная база увеличилась, а денежная масса — нет, и таким образом удалось сдержать инфляцию», — говорит первый вице-президент Ассоциации региональных банков, экс-зампред ЦБ Александр Хандруев.

Кроме того, Бернанке «отыграл» понижение рейтинга США на одну ступень от Standard & Poor’s.

«Ренкинг не говорит о том, что Бернанке некомпетентен — все знают его как выда­ющегося экономиста, в том числе известного своими работами по Великой депрессии, честного и решительного человека, — говорит ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. — При всех трудностях работы в ФРС в разгар кризиса исходные позиции Бернанке были, конечно, гораздо лучше».

Глава Банка России Сергей Игнатьев, по оценке Global Finance, работал лучше и Бена Бернанке, и главы ЕЦБ Марио Драги: ему было где проявить себя. «Сергей Игнатьев очень многого добился», — отмечает Гуриев, указывая на то, что нынешний глава ЦБ произвел настоящую революцию в российской денежной политике, фактически перейдя к гибкому валютному курсу и таргетированию инфляции. За десять лет его руководства Банком России инфляция снизилась с 18% до 6%. «Именно при Сергее Игнатьеве была внедрена система страхования депозитов, повышена прозрачность банковского сектора, он существенно сократил численность сотрудников ЦБ и резко повысил средний уровень их профессионализма», — говорит Гуриев.

При этом, по мнению директора по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ, экс-зампреда ЦБ Сергея Алексашенко, сравнивать задачи, стоящие перед Беном Бернанке и Сергеем Игнатьевым, не совсем корректно. «У каждого из них свои проблемы, и сопоставлять оценки их деятельности не очень серьезно — это как сравнивать работы кандидата на Нобелевскую премию или на российскую кандидатскую», — рассказывает Алексашенко. При этом он отмечает, что попытки Бена Бернанке оживить американ­скую экономику пока не привели к ощутимым результатам, в то же время макропроблем в россий­ской экономике нет, отчасти это заслуга Центробанка.

«Игнатьеву я бы поставил не четверку с плюсом, а пятерку с минусом: он проводит успешную денежную политику, не дергает резервы, — хвалит действия главы российского ЦБ Хандруев. — Он смог справиться с резким обесцениванием рубля, и сейчас в условиях чудовищного оттока капитала ему удается с помощью таргетирования переводить рубль в условно свободное плавание. Идет повышение роли процентной политики, спекулянты почувствовали себя неуверенно». Минус же к пятерке Александр Хандруев объясняет тем, что Игнатьеву не в полной мере удалось решить проблему фаворитизма госбанков при доступе к денежным ресурсам.