Российские власти отошли от рискованной экономической политики с завершением выборного периода, однако откладывают системные решения на потом, чем усугубляют угрозу кризиса в будущем и отпугивают инвесторов. Об этом в интервью Reuters заявил экс-министр финансов Алексей Кудрин, связав подавленную волю к реформам с отсутствием конкуренции в политике.

Экс-министр поставил под сомнение способность Дмитрия Медведева в корне переломить ситуацию и остановить сползание России в стагнацию.

«Мы находимся на грани стагнации. Рост в России меньше 3% — это стагнация. Сегодня не осуществляются в достаточном масштабе реформы, меры по улучшению инвестиционного климата, что пока вызывает чрезвычайную консервативность и осторожность инвесторов. Необходимого объема инвестиций Россия пока не получает, а без этих мер и не будет получать в ближайшие годы», — сказал Кудрин.

«Я не считаю, что это правительство готово будет проводить реформы того масштаба, которые необходимы. Пока я не вижу, чтобы правительство активно использовало окно возможностей», — отметил Кудрин, оценив это окно в полсрока Путина — три года.

Он исключил свое возвращение в Кабинет в его нынешнем виде, а вариант назначения главой финансового мегарегулятора в случае его создания назвал неинтересным ввиду того, что экономическую политику определяют президент и премьер-министр.

«Бюджетная политика стала более строгой, чем раньше. Раньше она была ошибочная, сейчас она стала более взвешенной. Последние два года после кризиса правительство с моим участием принимало много неправильных решений», — похвалил Кудрин Медведева и Минфин.

Пока не утвержденный жесткий проект бюджета — шаг в правильном направлении, но в целом проблемы экономики не решает, предупредил Кудрин.

«Структура бюджета не в полной мере соответствует целям экономики, приоритетам. Это следствие ранее принятых решений. Это завышенные социальные обязательства, существенный рост военных расходов», — сказал он.

Кроме того, существенная часть обязательств бюджета, вытекающих из предвыборных обещаний, образуется за пределами трехлетнего горизонта бюджетного планирования, а источники их финансирования по-прежнему не ясны.

«Это один из самых главных недостатков. На шесть лет вперед правительство не определило источники исполнения. Поэтому у бизнеса и у всех остаются ожидания — а за счет чего? За счет увеличения налогов или за счет неувеличения расходов на дороги? Вот почему политика неопределенная», — считает экс-министр.