Пакет поправок в законодательство, посвященный борьбе с отмыванием доходов и незаконным выводом средств из страны, согласован и внесен в правительство, рассказали «Ведомостям» три федеральных чиновника. Этот пакет, изначально подготовленный Росфинмониторингом, с марта проходил ведомственные согласования, в том числе в Минфине, Минэкономразвития, МВД, ФНС и Центробанке.

Инициатор законопроектов — бывший первый вице-премьер Виктор Зубков оценил масштабы незаконных финансовых операций в 2011-м в 2 трлн рублей: из них примерно половина пришлась на незаконный вывод средств за рубеж, другая половина — на незаконное обналичивание средств. Для борьбы с этим чиновники решили облегчить доступ контролеров к банковской информации, следует из согласованного текста поправок, с которым ознакомились «Ведомости».

Например, поправки в статью 86 Налогового кодекса позволяют налоговикам без суда запрашивать у финансовых учреждений информацию по счетам (остатки и операции) частных лиц. На ответ отводится три дня, а поводом для запроса может быть факт проверки в отношении человека. Зеркальные поправки внесены и в статью 26 «О банках и банковской деятельности», регулирующую понятие банковской тайны.

Поправки в закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, обязывают банки собирать информацию о бенефициарах компаний, открывших у них счета, и делиться ею с Росфинмониторингом. Определение бенефициара дано максимально широкое: физическое лицо, которое прямо или косвенно, самостоятельно или совместно со своими связанными лицами имеет возможность определять действия клиента. Более точные критерии и процедуру идентификации бенефициаров позволено устанавливать правительству, а в отношении банков и брокеров — Центробанку. По сути, Росфинмониторинг превращается в data-центр, а полученные сведения он официально сможет передавать не только правоохранителям, но и налоговикам. Их полномочия тоже расширяются: в частности, они смогут подавать иски о взыскании убытков и привлечении к субсидиарной ответственности учредителей, собственников и бенефициаров компаний. Возможность подавать такие иски есть и сейчас, но их рассмотрение непредсказуемо из-за нечеткости формулировок в законах, говорит сотрудник ФНС, новая же редакция позволит широко их применять.

По мнению налоговика, все предлагаемые нормы логически связаны между собой. Для незаконных операций используются однодневки, наказывать номинальных директоров бессмысленно, а взыскать с них нечего. Поэтому нужно запрашивать у банков информацию о бенефициарах, к которым можно будет подать иски, и их счетах. Необходимость в таких исках часто возникает не только по однодневкам, добавляет собеседник «Ведомостей»: из действующих компаний выводят активы и компанию банкротят, из-за чего в бюджет невозможно взыскать уже доначисленные налоги. Арбитражный управляющий Евгений Семченко замечает, что внесенные в правительство поправки к законам существенно увеличивают вероятность подачи исков к владельцам банкротящихся компаний. К ним можно подавать иски, если в компании утеряны документы бухгалтерского учета либо совершены сделки, нанесшие существенный вред кредиторам. Но без подробной расшифровки понятия существенного вреда у кредиторов, тех же налоговиков, появляется мощное оружие — поводом для иска к владельцам может стать любая сделка по увеличению обязательств, говорит Семченко. При этом бремя доказывания будет лежать не на истцах, а на самих акционерах компании.
А раскрытие частных счетов банками может ударить не только по организаторам однодневок, но и по владельцам малого и среднего бизнеса, получающим доходы от него под видом займов из контролируемых офшорных компаний, считает замдиректора консалтинговой компании DS Express Александр Захаров. Ведь по новым законопроектам беспроцентные займы или займы на нерыночных условиях на сумму свыше 600 тыс. рублей подпадают под контроль.

Партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин опасается, что, если в руках налоговых инспекций окажется столь простой механизм запроса финансовой информации о частных лицах, возникнет проблема фишинговых запросов, когда налоговики смогут собирать информацию о средствах состоятельных людей.

Расширением административных полномочий пакет законопроектов не ограничивается. Существенно расширяются возможности применения к финансовым операциям норм Уголовного кодекса. Если сейчас из состава преступления «легализация» (статья 174, до семи лет лишения свободы) исключены операции со средствами, полученными при совершении налоговых и таможенных преступлений (шесть статей кодекса), то в поправках этого исключения нет. Появился новый состав преступления — валютные операции с нерезидентами с использованием подложных документов (статья 193.1). Планку, при которой уклонение от репатриации валютной выручки становится уголовным преступлением, понизили с 30 млн до 6 млн, а максимальный срок наказания за это повысили с трех до пяти лет.