СМП Банк братьев Ротенбергов был вынужден заплатить штраф, после того как американский регулятор уличил его структуры в манипулировании на рынке ценных бумаг. В России такое сложно себе представить: страна остается «тихой гаванью» для любителей нерыночных сделок, а ФСФР до сих пор не смогла найти ни одного инсайдера. Это во многом объясняет, почему правительство готово передать контроль над финансовым регулятором ЦБ. Об этом пишет «РБК daily».

Регуляторы в США чуть ли не ежемесячно заявляют о поимке инсайдеров. Летом, например, признали виновным в использовании инсайда экс-члена набсовета Сбербанка Раджата Гупту. В России же ФСФР не нашла пока ни одного нарушителя. Служба не увидела злоупотреблений в ситуации, когда акции «Роснефти» подскочили почти на 10% за два дня до объявления о партнерстве с ExxonMobil в августе прошлого года. Также «прозрачной» оказалась сделка с акциями «Калины». Бумаги компании за сентябрь и октябрь 2011 года выросли на 75% как раз перед тем, как готовилась покупка компании со стороны Unilever.

«В ФСФР плохо ищут. Как минимум одного инсайдера можно было найти во время присоединения межрегиональных компаний связи к «Ростелекому» в 2009 году», — говорит другой управляющий российским фондом. По его словам, регулятор ничего собой не представляет, поэтому все его игнорируют. Ситуацию с этим расследованием «РБК daily» прояснил один из сотрудников ФСФР. По его мнению, основания для привлечения за инсайд у службы были, но это дело почему-то замяли.

В то же время заработать можно не только на «сливе» из компании, но и на инсайде из брокера. Одним из неэтичных видов заработка на инвесторах остается фронтранинг. Наибольший интерес брокеры-фронтранеры проявляют к покупкам российских и зарубежных фондов. Хотя некоторые работают по мелочи, например копируют действия роботов-клиентов или набирают свои позиции перед крупными клиентами-физлицами. Доказать подобные действия клиенты не могут, хотя участники рынка говорят, что в этих операциях замешан топовый брокер и одновременно инвестбанк.

По словам российского управляющего активами на 50 млрд рублей, он периодически сталкивается с фронтранингом, последний раз — в начале этого года. Подобное поведение брокера обошлось ему в 2% от объема по акциям ОГК-4. «Надо просто работать с нормальными брокерами», — говорит управляющий партнер Verno Capital Дмитрий Крюков. Сам он признает, что его пытались фронтранить, но это было уже давно. Глава НЛУ Дмитрий Александров утверждает, что у ФСФР мало средств и ресурсов, чтобы отслеживать такие процессы на рынках. Для сравнения: финансирование американского регулятора SEC — 2 млрд долларов, а ФСФР — лишь 1 млрд рублей.

Крупные компании не попадаются на нарушениях в России, зато Комиссия по фьючерсной торговле товарами в США (CFTC) в августе уличила в манипулировании СМП Банк братьев Бориса и Аркадия Ротенбергов (у обоих по 37,2%). Банк проводил фиктивные сделки на Чикагской товарной бирже (CME) с кипрской Epaster Investments. Ее счетами тоже управляли сотрудники СМП Банка. Эта компания, по данным ФАС, входила в группу лиц, контролирующих завод «Волгограднефтемаш» тех же Ротенбергов.

Манипуляции осуществлялись на неликвидных опционах на японскую иену, при исполнении которых получаешь фьючерс на 12,5 млн иен. 15 апреля 2011 года Epaster выставила заявки на покупку 100 опционных контрактов по иене с исполнением в марте 2012 года с ценой исполнения (strike) 1 000 долларов по 2 380 долларов. Американская биржа отвергла ордер, посчитав его ошибочным, так как цена превысила верхнюю границу допустимого диапазона сделок.

Сотрудники банка продолжили выставлять максимально отклоненные от рынка заявки, чтобы поднять разрешенный уровень. Для этого Epaster 15 апреля выставили около десяти заявок на покупку одного опцион-колла с ценами от 2 130 до 2 380 долларов с ценой исполнения 1 000. После того как CME пропустила заявку по колл-опциону на уровне 2 170 долларов, свою заявку на продажу 100 колл-опционов со страйком 1 000 и ценой 2 170 долларов выставил СМП Банк. И практически через пять минут контрагентом по сделке стал Epaster. В итоге при расчете по сделке 15 марта 2012 года сделки проходили на уровне 2 118 долларов, что было ниже, чем сделка между СМП Банком и Epaster, что, вероятно, могло принести кипрской компании убыток, а банку — прибыль и привело к переводу средств между ними.

После ряда фиктивных операций 20 апреля 2011 года сотрудники посредника биржи (или FCM, его имя не раскрывается), в котором СМП Банк держал счета, напомнили банку, что правила CME запрещают такие сделки. В ответ сотрудник банка заверил, что это перемещение позиций между разными брокерами, и обещал не повторять таких операций. Но свое обещание банк Ротенбергов не сдержал и совершал подобные сделки с теми же опционами через двух разных посредников на CME 20 и 29 апреля и 5 мая 2011 года. После этого Комиссия по фьючерсной торговле товарами США оштрафовала банк и кипрскую компанию Epaster Investments за фиктивные сделки (wash sales) на 0,98 млн долларов.

ФСФР за подобные нарушения крупные банки пока не наказывала, но в службе сообщили, что алгоритм выявления wash sales при мониторинге рынка используется. СМП Банк и Epaster Investments имеют счета и на Московской бирже, но занимаются ли они между собой подобными опционными сделками, неизвестно.

Представитель СМП Банка рассказал, что операции с самим собой банк совершал для учета открытых позиций банка по деривативам и соблюдения требований банковского законодательства России. «Такие действия, как впоследствии выяснилось, нарушают требования CFTC. Банк урегулировал претензии американского регулятора, выплатив штраф, не признавая и не опровергая при этом свою вину», — сообщили в СМП Банке. Директор отдела по взысканиям CFTC Дэвид Мейстер рассказал, что комиссия не будет закрывать глаза на фиктивные сделки или другие торговые схемы. По его мнению, они подрывают ситуацию на срочном рынке.

Глава отдела структурных продуктов одной российской инвесткомпании считает, что банки используют такие операции, чтобы перегнать прибыль или убытки из России на офшор или наоборот. «Совершая подобные операции, банки выносят риски из-под надзора местного регулятора. В России в целом для таких операций распространены внебиржевые опционы», — поясняет собеседник «РБК daily».