В России может появиться новый госорган — для надзора за оборотом драгоценных металлов, камней и ювелирных изделий. Разработанный Минфином законопроект о его полномочиях вызвал ожесточенные споры в правительстве, пишут «Ведомости».

Минфин разработал и внес в правительство законопроект (копия есть у «Ведомостей») о воссоздании госнадзора за оборотом драгоценных металлов и камней. Раньше им занимались подведомственные Минфину государственные учреждения — Гохран России и Пробирная палата, но по заработавшему в 2009 году закону о защите прав предпринимателей надзирать за ними могут только госорганы.

Сейчас представителей Пробирной палаты привлекают лишь в качестве экспертов к проверкам, которые инициируют правоохранительные органы.

Минфин предлагает передать функции надзора «уполномоченному правительством федеральному органу исполнительной власти». Планируется, что это будет подведомственная Минфину служба численностью до 500 человек, рассказывают сотрудники аппарата правительства. Нанять их Минфин хочет в Гохране и Пробирной палате, чтобы не выделять дополнительные средства из бюджета, однако решение не окончательное, объясняют они.

Представители службы смогут проводить проверки, возбуждать административные дела и штрафовать предпринимателей. По итогам проверок правоохранительные органы смогут изымать товар без клейм или с поддельными клеймами. Монополия на услуги по клеймению сохранится за Пробирной палатой. Ее наблюдатели смогут находиться на предприятиях, добывающих драгоценные камни, и на аффинажных заводах, следует из проекта.

Законопроект уже дважды выносился на рассмотрение правительства, но исключался из повестки в последний момент, рассказывают несколько сотрудников аппарата правительства. Причина — в позиции вице-премьера Аркадия Дворковича, он опасается, что усилится административная нагрузка на бизнес, отмечают собеседники «Ведомостей». После поручения Дворковича от 9 октября замечания появились и у Минприроды. Законопроект затрагивает вопросы геологического контроля и надзора, а это сфера законодательства о недрах, отмечает замдиректора департамента Минприроды Кирилл Заббаров: «Проект нуждается в доработке».

Замечания Минприроды не совсем корректны, не согласен директор департамента Минфина Александр Ахполов: «Речь идет о надзоре не за разработкой недр, а за сортировкой и о первичной классификации и оценке драгкамней. Из-за специфики вопросов его могут осуществлять только представители профильной надзорной службы».

Законопроект защищает права потребителей и добросовестных предпринимателей, настаивает Ахполов. В 2008-м в Россию ввезли 10 т золотых изделий, и на всех было поставлено клеймо, в 2011 году — 8,5 т, а клеймение прошло лишь 5,7 т, отмечает он: «При средней массе изделий в 2 г на рынке обращалось 1,4 миллиона изделий с непроверенным клеймом». По оценкам Минфина, не менее 24% используемого золота (около 11 т) ювелиры получают нелегально. В 2008-м было 1 500 проверок, а в 2011-м — всего 336, при этом количество снятых с продаж ювелирных изделий с фальшивыми клеймами даже увеличилось — с 5 560 до 5 655, говорит Ахполов: «Значит, доля серого рынка растет». Ситуация в России уже вызывает озабоченность ФАТФ, предупреждает он: «Драгметаллы и драгкамни могут использоваться как средство незаконного платежа».