В среду была заключена сделка о приобретении компанией миллиардера Михаила Прохорова «Онэксим» 89,52% долей в Renaissance Capital International Services Ltd. (RCISL), являющейся холдинговой компанией банка «Ренессанс Капитал». Банк работает под брендом «Ренессанс Кредит». Сумма сделки до сих пор не разглашается. Опрошенные порталом Банки.ру эксперты полагают, что «Ренессанс Капитал» «продался» за долги.

«Если «Тройка» совершила сделку существенно раньше и ее владельцы сумели получить хорошие деньги, то сделка «Ренессанса», совершенная только что, скорее всего, выглядела как обмен долгов на акции», — рассказал управляющий партнер инвестиционной компании «Третий Рим» Андрей Мовчан. Он полагает, что крупнейшие частные инвестиционные банки, претендовавшие на «долю пирога», отходящую сегодня государству, и наполненные большим количеством дорогих неэффективных менеджеров, оказались не способными выжить самостоятельно.

Замдиректора департамента финансовой стабильности ЦБ РФ Сергей Моисеев на своей странице в социальной сети Facebook отмечает, что сделка с «Ренессансом» — это сразу несколько уроков. В частности, представитель регулятора указывает на пристрастие в банке к неликвидным инструментам и к высоко маржинальным, но рискованным проектам, подкрепленным запутанными потоками через офшоры, не позволяющими прозрачно оценить риски. Все это, по мнению Моисеева, в условиях отсутствия хорошо диверсифицированной пассивной базы и альтернативных источников фондирования, а также отсутствия поддержки «старшего брата». «Все эти компоненты создают гремучую смесь. Почти игра в рулетку», — сетует представитель Центробанка.

«Сделка по приобретению «Онэксимом» «Ренессанса» едва ли может считаться сделкой для развития бизнеса, — высказал мнение председатель правления инвестиционного банка «Веста» Виктор Жидков. — Я думаю, что эта сделка стала выражением необходимости что-то менять в «Ренессансе».

Он поведал Банки.ру, что наблюдает тенденцию к слиянию инвесткомпаний с банками уже давно. «Кризис 2008 года показал, что единственным способом остаться на рынке и избежать потрясений, является доступ к кредитору в последней инстанции, то есть к Центральному банку», — рассуждает банкир. Жидков уточняет, что основное конкурентное преимущество банков состоит в доступе к средствам рефинансирования Центробанка.

Андрей Мовчан уверен, что слияние крупных частных инвестиционных банков и окологосударственных финансовых структур на сегодня отвечает интересам и тех и других: государственные корпорации стремятся захватить максимальную долю рынка и усилить свои позиции по всем направлениям. «В первую очередь данная тенденция связана не только и не столько с наличием предложения — желания «продаться» со стороны инвестиционной компании, сколько с наличием спроса — большой заинтересованности покупателей в «доукомплектовании» своего бизнеса», — пояснил Банки.ру начальник аналитического управления Нордеа Банка Дмитрий Феденков. Он добавил, что процесс интеграции является чрезвычайно сложным и долгим, поэтому велика опасность растерять «по дороге» действующих клиентов присоединяемого инвестиционного блока и ключевых сотрудников.

В России крупных частных игроков в инвестиционной сфере больше нет, уточняет Андрей Мовчан. «Все средние и крупные брокерские дома тесно аффилированы с коммерческими банками, — говорит эксперт. — На рынке присутствуют теперь небольшие и мобильные инвесткомпании или же «фэмили-офисы» (family office) либо «легкие» универсальные брокеры с фокусом на ретейл». Он заключает, что компаний, готовых конкурировать со Сбербанком и ВТБ в обслуживании крупных корпораций, просто нет.

С ним согласен и Виктор Жидков, который убежден, что на рынке остаются лишь небольшие компании, которые продают услуги консалтинга. «Сейчас на рынке уже консолидировать почти нечего», — рассуждает он. 

Опрошенные Банки.ру эксперты ожидают продолжения процесса консолидации инвесткомпаний и банков. «Я ожидал бы скорого начала консолидации, возможно, путем слияний, возможно, за счет перехода команд, — заявил Андрей Мовчан. — К зениту следующего экономического цикла в России появятся 2—3 крупных сильных частных инвестиционных банка».

При этом, дополнил Дмитрий Феденков, непростая ситуация на финансовом рынке может вынуждать инвестиционные команды различных финансовых институтов менять место работы.