Вероятность внешних шоков, которые могут спровоцировать новый кризис в России, низка, однако повлиять на эти факторы, например на динамику цен на нефть, Россия не может, считает замминистра финансов Алексей Моисеев.

«Мы считаем вероятность того, что будет какой-то внешний шок, достаточно низкой. Нам не кажется, что произойдет какое-то событие, которое из тех списков рисков, которые мы сейчас видим, смогут стать триггером коллапса в стиле 2008 года. Но, к сожалению, все эти риски находятся за пределами нашего контроля, поэтому мы должны быть готовы к тому, что какой-то из этих рисков все же реализуется», — сказал он. Моисеев пояснил, что Россия — открытая экономика, которая, по сути, является «прайс-тейкером» к мировым товарным рынкам. «У нас есть некий круг сырьевых товаров, которые являются определяющими как для нашего платежного баланса, так и для состояния нашего бюджета, но возможности влиять на ценообразование этих товаров у нас нет», — сказал он.

В частности, он не исключил, что ситуация с точки зрения цен на энергоносители будет ухудшаться, несмотря на то что сейчас цены находятся на высоком уровне.

«Цены на нефть сейчас с учетом инфляции находятся на самом высоком уровне за 150 лет. Уровень нагрузки от потребления нефти на мировую экономику, то есть сколько мир тратит на нефть, впервые с 1985 года выше 5% от ВВП», — сказал он. Однако Моисеев напомнил, что после 1985 года цены на нефть упали в два раза и оставались на этом уровне 15 лет. «Мы должны признать, что в мире не выработан удовлетворительный способ прогноза цен на нефть, значит, мы должны быть готовы к шокам, мы не можем быть уверены в тех или иных уровнях цен на нефть», — отметил он.

По словам Моисеева, залогом макроэкономической стабильности России могут служить плавающий валютный курс и введение «бюджетного правила». «Они помогут снизить зависимость России от возможных негативных последствий, возможных внешних шоков», — сказал он.